Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

ПЕРВЫЕ ЭВОЛЮЦИОНИСТЫ И ПОНЯТИЕ ВИДА

Часть 1

Статическое понимание цепи живых существ сменилось динамическим пониманием эволюции в конце XVIII века. Распад феодального строя во Франции привел к расцвету эволюционных мыслей, и хотя старое статическое представление о системе организмов продержалось до половины XIX века, зародыши эволюционных идей, появившиеся в периоде, предшествующем вспышке Великой Французской Революции, не исчезли, а нашли свое развитие в великой эволюционной теории Чарльза Дарвина (Eiseley).

Татаркевич в своей "Истории философии" пишет, что: "наиболее типичным проявлением мысли XVIII века была прикладная философия, пытающаяся использовать основы философии для практических целей, для борьбы с предрассудками и привития ясного взгляда на мир. Это направление явилось "Философией просвещения" в точном значении... Начало этого направления было положено в Англии, но затем главный его центр перенесся во Францию. Главой его был Вольтер, а дело его продолжили энциклопедисты".

Франсуа. Мари Аруэ (Francois Marie Arouet), который изменил свою фамилию на Вольтера (Voltaire) (1694-1778), проповедовал лозунги Просвещения, которые в его взглядах нашли полное выражение; это были разум, природа и гуманность. Все три имели полемическое острие: "разум" был лозунгом откровению, "природа" - против сверхъестественных сил, а "гуманность" служила наивысшей этической целью, должна была заменить этически-религиозные цели" (Tatarkiewicz).

Несмотря на это, взгляды Вольтера, касающиеся вопросов эволюции, оставались в поразительном противоречии с идеями прогресса, приверженцем которых он был. Его чрезвычайная стремительность и оригинальность, сочетавшаяся одновременно с завистливостью и тщеславием, не позволили ему дать беспристрастную и справедливую оценку идей, если они исходили из уст его действительных или мнимых противников. Прежний его любимец и распространитель идей биологической эволюции Мопертюи стал мишенью несправедливых нападок Вольтера, который с ожесточением атаковал как творца этих взглядов, так и идеи биологической эволюции.

Вольтер атаковал не только Мопертюи, но и Maillet и Бюффона, что свидетельствует о том, что не только личная зависть повелевала ему выступать против каких бы то ни было эволюционных взглядов. Он не признавал возможности далеко идущих перемен в формировании земной коры и считал, что окаменелости не являются доказательством древности нашей планеты и изменений на ней. Другими словами, он был антиэволюционистом, выступающим против существования эволюционных изменений в природе.

Иначе формировались взгляды других выдающихся представителей Просвещения. К ним относится П. Гольбах, немец по происхождению (1723- 1789), один из сотрудников "Великой французской энциклопедии", друг Дидро, решительный материалист, атакующий религию, а особенно христианство. Основное место занимает, однако Д. Дидро (1713-1784), истинный основатель и редактор Энциклопедии, в составлении которой принимали участие наиболее выдающиеся представители науки и прогресса того времени.

"Дидро должен был дойти до идеи эволюции. Не только потому, что его исследовательский ум впитал новые научные мысли, и в воображении отмечал их наиболее отдаленные влияния, но, прежде всего потому, что нуждался именно в такой теории, чтобы дополнить свое материалистическое понимание человека и вселенной (Crocker).

Дидро, вначале деист, стал атеистом с тех пор, как нашел объяснение автаркии природы в ее действиях. Природу он понимал как силу, которая может сама творить и в которой заключена способность к развитию. Принятие динамичности природы приводит Дидро, как и Ламетри, от механического к диалектическому материализму, постулирующему образование все более сложных форм.

Ясно, что на формирование эволюционных мыслей Дидро оказали влияние те авторы, которые или отчетливо высказывали свои эволюционные взгляды, или же были близки им. Поэтому среди этих писателей следует назвать не только Мопертюи и Ламетри, но также и Бюффона. Следует назвать также Тремблея, который своими экспериментами над гидрой вызвал истинный переворот в биологии, как и Лейбниц, который так настойчиво подчеркивал принцип непрерывности.

Дидро окончательно кристаллизирует свои взгляды в произведении "Мысли об объяснении природы" (1753). По мнению Дидро, если фактом является постепенное изменение живых существ, то, принимая во внимание длительные периоды времени, которыми природа располагает, происходящие изменения могут довести до радикальных перемен. Автор, на основании добросовестных размышлений, приходит к выводу, что каждый вид имеет свою историю и, что, развиваясь в течение длительного времени, дает начало другим видам благодаря действию изменчивости.

Также интересны исследования Дидро свойств самой материи, хотя в этом случае автор на занимает ясно очерченных позиции. Существует ли вообще материя живая и мертвая. Не следует ли каждой материи приписывать не только массу и движение, но также какую-то чувствительность, хотя и в несравненно меньшей степени, чем наиболее низко развитому живому существу. Однако он задумывается над тем, не является ли чувствительность следствием высшей степени организации самой материи.

Во всяком случае, Дидро отчетливо отмечает связь, существующую между вопросом биологической эволюции и возникновением жизни на земле. В философской системе Дидро, со слов Crocker, жизнь стала материальной, а сама материя - витализированной.

Эволюционные мысли, высказанные Дидро, привели к динамичности иерархической до того времени системы живых существ. В том же духе можно интерпретировать взгляды Робине, который в труде "О природе" (1761), а особенно в другой статье в 1768 г., развивал следующие мысли.

Природа создает разные варианты данного прототипа, хотя сам характер прототипа остается во всех организациях тем же самым. "Камень, дуб, лошадь, обезьяна, человек являются различными видоизменениями прототипа... Камень, дуб, лошадь не являются людьми, но их можно считать более или менее развитыми типами одного первичного образца и благодаря этому все они являются продуктом одной идеи, более или менее развитой". Crocker считает, что Робинэ, хотя и был уверен в постоянстве видов, но понимая динамичность постоянно экспериментирующей природы и признавая родство всех видов, он содействовал динамическому подходу к цепи живых форм.

Взгляды Дидро на эволюцию, свойства живой материи и организмов, с течением времени изменялись, как и его философские взгляды. Он сумел впитать все существенные достижения науки своего времени, воспринимать их синтетически и связывать в одно целое в систему, охватывающую по существу совокупность естественных и гуманитарных наук.

Эволюционизм неразрывно связан с понятием вида. Понятие же вида с незапамятных времен связывали с размножением. Об этом отчетливо сказано в Генезисе, говорил об этом в древности Аристотель: "Партнеры в размножении относятся к одному роду... В естественном ходе вещей самец и самка одного рода воспроизводят самца или самку того же рода".

Аристотель еще не различает понятия вида и рода. Лишь французский ботаник Toumefort в конце XVII века старается точнее определить понятие рода (genus). Это более широкое понятие, чем вид, и к одному роду относятся сходные виды.

Известный мореплаватель W. Raleigh (1552-1618) объяснял различие между видами их скрещиванием между собой. Гиена - это продукт скрещивания волка с лисой, как мул - лошади с ослом. Он также считал, что под влиянием окружающей среды могут произойти большие изменения в видах. М. Hale (1609-1676) считал, что были созданы лишь основные формы, которые в свою очередь могли естественным путем производить различные формы потомства.

Однако наибольшее значение для развития зоологической и ботанической систематики имела научная деятельность Джона Рея (1627-1705). Дело не только в его заслугах в области классификации растений и животных, но также, а для нас, прежде всего, в его подходе к вопросу определения вида. Он утверждал, что несмотря на значительные различия между женскими

и мужскими особями эти обе формы относятся к одному виду, так как производят плодовитое потомство, похожее на своих родителей.

В рассуждениях Рея выступает понятие общности размножения в пределах вида. Однако он подчеркивал тот факт, что особи одного вида неидентичные между собой, что они отличаются в большей или меньшей степени. Размышляя над видом, Рей не исключал возможности его внезапного изменения: в другой, родственный вид. Опираясь на ошибочные сообщения, он предполагал, что иногда семена одного растения могут дать начало растениям, принадлежащим к другому виду. Рей считал, что это может иметь место только между видами, очень сходными между собой.

W. Raleigh (1552-1618); по G. Wichler

Рис. 2. W. Raleigh (1552-1618); по G. Wichler

Джон Рей (1627-1705); по В. Glass и др.

Рис. 3. Джон Рей (1627-1705); по В. Glass и др.

Еще перед Рейем и в еще большей степени, чем он, рассуждал о возможности изменения видов Френсис Бекон, который посвятил этому вопросу: свой основной труд - "Новый Органон" ("Novum Organum"). Он обращал внимание на необходимость исследования изменчивости и истинных причин: этого явления.

Гласе считает, что Декарт (1596-1650) провозглашал эволюционные мысли, принимая, что все животные и растения, живущие в настоящее время, являются естественным результатом и продуктом перемен, наступающих под влиянием физических причин. Однако, опасаясь преследований со стороны церкви, которую он уже восстановил против себя своей теорией космической эволюции, Декарт старался высказывать с большой осторожностью свои взгляды о возможности влияния естественных причин на возникновение видов.

Несмотря на эти высказывания, которые имели место уже во времена Бэкона, идея эволюции появлялась лишь спорадически и не находила широкого распространения. Впервые более решительно и широко новые взгляды начали появляться во времена Просвещения, и то главным образом во Франции, где все сильнее разваливалось здание феодальной системы.

Если речь идет об эволюционных взглядах и понятии вида, мостом между старыми взглядами, а отчетливой уже эволюционной идеей являлись работы замечательного французского натуралиста - Бюффона (1707-1788). Однако трудно в произведениях, какого бы то ни было автора найти столько противоречий, сколько в произведениях Бюффона, и поэтому разные комментаторы по-разному оценивали его взгляды. Кроме того, идеи Бюффона со временем подвергались модификации, что еще больше способствовало противоречивому мнению об эволюционных взглядах этого автора. Мы представляем взгляды Бюффона на основании замечательного эссея Lovejoy, написанного после тщательного изучения всего наследства великого французского натуралиста.

Бюффон является автором великого' труда - "Естественная история", отдельные тома которой появлялись в течение многих лет. Первое издание "Естественной истории", состояло из 44 томов, часть которых уже вышла после смерти автора, в обработке Lacepede. Труд этот, изданный в Париже (1794-1804), был переведен на многие языки и в значительной степени способствовал распространению биологических проблем. На французском языке вышло и второе издание этой наиболее пространной энциклопедии естественных наук.

В первом томе Бюффон старался придать систематическим исследованиям более глубокий, обще биологический смысл, считая, что систематика должна стремиться к раскрытию более общих законов природы. Одновременно в этом томе, изданном в 1749 г., Бюффон, следуя принципу непрерывности (lex continui), считал, что в природе не может существовать деления на отчетливо разграниченные виды, так как это противоречило бы закону непрерывности. Ввиду существования в природе непрерывной цепи форм все систематические классификации по существу являются лишь продуктом фантазии систематика, так как в природе имеются исключительно отдельные особи. Эта непрерывная связь между созданиями природы, если ее понимать исключительно статически, совершенно не связана ни с происхождением, ни с каким бы то ни было последствием во времени.

Жорж Бюффон (1707-1788); по J. Nusbaum

Рис. 4. Жорж Бюффон (1707-1788); по J. Nusbaum.

Однако уже во втором томе, изданном в том же году, что и первый, Бюффон меняет свою точку зрения. Наблюдение за природой подсказало ему совершенно другой взгляд на вид. В этом томе Бюффон привел свое известное определение вида, которое считается наиболее оригинальным научным достижением, хотя основоположником этого определения был уже Рей.

Согласно этому определению, особями, относящимися к одному и тому же виду, считаются те, которые, скрещиваясь между собой, производят плодовитое потомство. В качестве критерия вида Бюффон принимает физиологический признак, каким является способность к размножению. Для существования вида необходимо постоянное, неизменное и вечное размножение. Это высказывание Бюффона, по мнению Lovejoy можно объяснять только однозначно.

Бюффон считает, что виды являются не только действительно существующими единицами, но что они одновременно являются постоянными и неизменными. В каждом живом организме, по мнению Бюффона, имеются органические молекулы, которые руководят ассимиляцией, ростом и размножением. Каждая часть тела высылает эти молекулы, и соответствующее их соединение дает начало потомственному организму. Это типичная гипотеза пангенезиса, датирующаяся еще от времен Гиппократа, которую две тысячи лет спустя признает также Дарвин и использует ее для объяснения механизма наследования приобретенных признаков.

Признание органических молекул было необходимо Бюффону для объяснения постоянства вида. Ввиду того, что эти молекулы отличаются постоянством и неспособностью к каким бы то ни было переменам, они тем самым обусловливают неизменность видов. Ясно, что Бюффон, признавая постоянство и неизменность вида, должен был провести чёткую грань между видом, разновидностью или расой. Особи различных рас одного вида отличаются тем, что могут скрещиваться между собой и производить плодовитое потомство.

Позднее Бюффон обратился к достижениям сравнительной анатомии и фактам гомологии органов различных позвоночных. Он задумывался над тем, что "творец", наделяя столь различные организмы сходными органами, вероятно, "творил" органический мир согласно одному основному плану. Одновременно он отдает себе отчет в том, что факты монолитного плана строения могут указывать на общее происхождение.


НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
Другие факты. свидетельствующие об эволюции Часть 1
Другие факты. свидетельствующие об эволюции Часть 2
Положение. занимаемое человеком в зоологической системе
Факты. свидетельствующие об эволюции

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.