Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

ОТГОЛОСКИ ДАРВИНИЗМА

Мы уже указывали выше, что после выхода в свет "Происхождения видов", некоторые из тогдашних натуралистов сразу стали горячими сторонниками эволюционной теории и теории естественного отбора, а также смелыми защитниками идей Дарвина. В Великобритании дарвинистами становятся Гексли и ботаник Гукер. Гексли, который раньше так страстно выступал против анонимного автора "Следов естественной истории творения", после того, как прочитал "Происхождение видов", задумывается над тем, почему он раньше сам не пришел к выводам, к которым пришел Дарвин. В Германии дарвинистов возглавляет Геккель, а в Соединенных Штатах Аза Грей.

Идея Дарвина отбилась живым эхом на заседаниях Британского Общества содействия Науки, которое возникло еще в 1831 г. Ежегодно летом происходил съезд Общества, участие в котором могла принимать широкая публика, а ввиду того, что съезды происходили летом, в политически "пустом сезоне", внимание общества концентрировалось на них. Печать посвящала съездам большое внимание, они являлись широкой пропагандой научной мысли и ее достижений.

Особенно живой интерес вызвали вопросы, касающиеся связи между наукой и религией, касающиеся человека и практических достижений науки. Съезд начинался большим докладом председателя общества, в котором он сообщал об основных направлениях науки в данном периоде, после чего происходили заседания в разных секциях, где обсуждались работы по более частным вопросам. Безусловно дарвинизм способствовал большему интересу к этим съездам, о чем, между прочим, свидетельствует резкое увеличение числа их участников. Тем не менее значительным является тот факт, что в течение этих лет только три раза (1866, 1868, 1870) доклады председателей были посвящены эволюции и эволюционизму. Однако и в другие годы идея Дарвина находила свое отражение в выступлениях ученых, на заседаниях отдельных секций.

Дарвин как по состоянию своего здоровья, так и ввиду антипатии к публичным выступлениям, никогда не принимал участия в съездах. Однако имел на них своего "посла" в лице Гексли.

Первое бурное столкновение произошло уже в 1860 г. на съезде в Оксфорде. Как известно, на этом съезде выступил с длинной и резкой речью оксфордский епископ Вильберфорс, критикуя теорию Дарвина. В конце своего выступления он издевательски обратился к Гексли с вопросом, выводит ли Гексли свой род от обезьяны по мужской или по женской линии своих предков. Гексли будто бы шепнул окружающим "спасибо тебе Господи, что ты выдал его в мои руки", после чего ответил: "Если бы меня спросили, хотел бы я, чтобы моим прадедом была скромная обезьяна или муж, высоко одаренный природой, который, однако, использует свои способности и влияния исключительно в целях введения шутовского тона в серьезную научную дискуссию, я не колеблясь выбрал бы обезьяну". Ответ Гексли вызвал взрыв смеха, после чего он уже мог спокойно продолжать свое выступление...

В ответ на выступление Вильберфорса выступил американский ученый Draper с рефератом на тему об интеллектуальном развитии Европы, который он построил на фоне теории Дарвина. Чаще всего на этом и на следующих заседаниях, если затрагивались вопросы дарвинизма, то в связи с наличием в природе приспособления организмов и объяснением эволюции этого явления путем естественного отбора. Однако эта точка зрения вызвала энергичные протесты, о чем свидетельствует хотя бы выступление лорда Wrottesley. "Рассмотрим красоту и чудесные устройства, которыми обладает животный и растительный мир от человека до наинизшего существа. Это действительно чудеса, но в то же время и тайны, изучение которых требует наиболее высоких взлетов человеческой фантазии. Обратимся же к этой задаче в убеждении, что чем более будем совершенствовать в этом направлении свой ум, тем более стоящими будем мы, и тем больше приблизимся к нашему Господу".

Лишь на съезде в Ноттингэме (1866) дарвинизм был темой доклада председателя. Хотя председатель, которым был W. R. Grove, не останавливался на теории естественного отбора, его общая аргументация указывала на его продарвинские позиции. Спустя два года на съезде в Norwich ботаник Гукер подробно представил официальную теорию Дарвина, считая, что фактор естественного отбора принят каждым философствующим натуралистом, как причина эволюционного процесса.

В это время Лайель также полностью принял принципы эволюции и теорию естественного отбора, а еще несколько лет перед этим на съезде в Bath (1864) в своем докладе председателя он был очень осторожен в своих высказываниях. Хотя то, что Лайеля выбрали председателем, можно было бы признать определенного рода официальным принятием дарвинизма за ценную научную теорию, Лайель даже не вспомнил фамилии своего приятеля. Он только указывал, что согласен с его мнением о фрагментаричности палеонтологических аргументов.

Наконец в 1870 г. в Ливерпуле Гексли, будучи председателем, отбросил представляемые от времени до времени факты, которые должны были бы свидетельствовать о возможности самозарождения жизни на Земле, а также выступил против возможности внезапного превращения одного вида в другой. Отвергая факты, которые будто бы свидетельствуют о самозарождении, Гексли цитирует известный эксперимент Пастера, однако оговаривается, что он не выступает против возможности самозарождения вообще, которое когда-то могло иметь место и может случиться в будущем. В те, очень давние времена, когда на Земле господствовали совершенно другие химические и физические условия, живая субстанция должна была возникнуть эволюционным путем из мертвой субстанции и эти первые формы жизни отличались очень примитивным строением и свойствами.

Ellegard, проанализировав на основании изучения более ста английских периодических публикаций реакцию Британского общества в 1859-1872 годах на теорию Дарвина, подчеркивает, что съезды Британского общества содействия науке не были исключительно съездами специалистов натуралистов, а на них собирались широкие круги людей, интересующихся успехами естественных наук. Поэтому эти съезды имели также пропагандистский характер, что видно было уже в подборе тематики докладов и дискуссий. Во время этих последних не всегда старались приводить на широкий форум исчерпывающий перечень фактов. Председателями этих съездов обычно были признанные авторитеты, и поэтому нас не удивляет часто традиционное и консервативное отношение их к новым течениям и теориям. Поэтому дарвинизм вначале находил живой отклик в секционных докладах и в дискуссиях, а не в докладах председателей съездов и на пленарных заседаниях.

Лишь в 1866 г., как мы уже писали, дарвинизм был темой доклада председателя, и с этого времени тема эволюции входит в постоянную тематику съездов. В 1868 г., после того, как теория Дарвина была представлена Гукером, принцип эволюции был принят большинством натуралистов, но одновременно все чаще слышатся возражения против роли естественного отбора, как главного фактора эволюции.

Противники Дарвина и дарвинизма выступают не столько против теории эволюции, сколько против теории естественного отбора. С одной стороны Дарвину трудно было ответить на некоторые возражения, высказываемые специалистами, с другой же против теории естественного отбора все острее выступает духовенство, для которого исключение сверхъественных факторов из происхождения различных приспособлений органического мира, объясняемых Дарвином при помощи естественного отбора, было главным пунктом оскорбления. К ним присоединились также некоторые антропологи, которые не могли согласиться с тем, что Дарвин включил человека в круг эволюционных процессов.

Теория Дарвина, изменяющая существовавшие до того времени взгляды на историю человечества и природу человека, имеющая религиозные и идеологические последствия, должна была вызвать у общества широкий интерес. Как пишет Ellegard трудно себе представить, чтобы по существу источником этого интереса были бы изменяемость или постоянство видов. Дарвинизм разрушал существовавшие до того времени взгляды, основанные на дословной интерпретации Библии и на действии провидения, проявляющегося, как считали, в каждом живом существе и взаимосвязях, соединяющих между собой отдельные звенья органического мира.

Таким образом, в довольно короткое время после опубликования "Происхождения видов" был принят принцип биологической эволюции, и то не только в научных кругах. Это конечно не значит, что эволюционная теория не имела многочисленных противников.

Теория Дарвина не разделила однако судьбы теории Ламарка, не пошла в забытье. Победе способствовала сама концепция Дарвина о естественном отборе, которая, однако, со временем вызывала все больше оговорок. Тем не менее, сама идея биологической эволюции решительно победила. Не уменьшая ни в чем заслуги Дарвина и Уоллеса в укреплении эволюционных принципов в биологии, мы не должны забывать, что выступление Дарвина пало на соответственно приготовленную почву, и что само развитие науки и взглядов в первой половине XIX века не осталось без влияния на научную деятельность Дарвина.

Гексли, излагая на съезде в Чикаго основы дарвинизма, задает себе вопрос, каким путем развивалась бы научная деятельность Дарвина, если бы Дарвин жил в другое время. Он считает, что если бы Дарвин родился в начале XVIII века, то вероятно он был бы выдающимся натуралистом-любителем, как его дед Эразм, не избегал бы интересных научных спекуляций, но не оказал бы решительного влияния на развитие биологии и науки вообще. Если бы Дарвин родился в начале XX века, то, как предполагает Гексли, Дарвин несомненно добился бы значительных успехов, скорее всего на поле экологических исследований. В первом случае он родился бы слишком рано, во втором - слишком поздно.

Независимо от того, какое значение мы придаем этим высказываниям, несомненным является то, что именно в середине XIX века эволюционная мысль, высказанная так точно, как это сделал Дарвин, попала на умы, приготовленные к принятию столь великого биологического синтеза, каким является принцип эволюции и теория естественного отбора. В подготовке почвы большую роль сыграли как старые, так и более новые предшественники Дарвина, реформаторы геологии (Лайель), экономисты (Мальтус), а также и смелые популяризаторы новых идей (Чемберс).


НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
Другие факты. свидетельствующие об эволюции Часть 1
Другие факты. свидетельствующие об эволюции Часть 2
Положение. занимаемое человеком в зоологической системе
Факты. свидетельствующие об эволюции

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.