Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

ГЕОЛОГО-ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКАЯ И АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПАМЯТНИКОВ ВЕРХНЕГО ПАЛЕОЛИТА

Если взглянуть на карту (рис. 57), то бросается в глаза неравномерность распространения памятников верхнего палеолита по территории СССР. Большинство их известно из южных и частично центральных районов Русской равнины. Хотя в последнее время обнаружены стоянки и на севере, но их там немного. Памятники дают ценнейший материал для познания жизни верхнепалеолитического человека. А это позволяет судить о взаимоотношениях между природой и человеком тех времен.

Русская равнина. Верхний палеолит Русской равнины в сравнении с другими районами СССР изучен лучше и по значительно большему материалу. Здесь выявляется несколько главнейших районов распространения стоянок, многие из которых - опорные (стоянки долин Днестра, Днепра, Десны, Дона и др. ).

Долина Днестра. Изучением верхнего палеолита Днестра занималось много советских и румынских исследователей - археологов, геологов, палеонтологов (С. Н. Бибиков, П. И. Борисковский, Р. Р. Выржиковский, Н. А. Кетрару, Г. Ф. Лунгерсгаузен, Н. Морошан и др. ). Самый большой вклад сделан И. К. Ивановой (геология и палеогеография) и А. П. Чернышом (археология). Геолого-геоморфологическая характеристика. Большинство стоянок приурочено к долине среднего Днестра, геолого-геоморфологическое описание которой дано в главе V. В высоких (до 200 м) склонах долины много выходов верхнемеловых пород с прослоями из желваков кремня. Они - то и были основными источниками сырья для орудий. Культурные слои стоянок приурочены чаще всего к покровным отложениям низких (III, II) надпойменных террас. Хотя они встречаются и на поверхности более высоких террас, их склонах, а иногда и на водоразделах. Наиболее древние верхнепалеолитические слои по С14 датируются в 30 тыс. лет, а самые молодые в 11 тыс. лет (табл. 7). Наиболее важны многослойные стоянки Молодова I и V и Кормань IV.

Фауна млекопитающих и флора из культурных слоев стоянки Молодова (по материалам А. П. Черныша, 1973)

Таблица 6 Фауна млекопитающих и флора из культурных слоев стоянки Молодова (по материалам А. П. Черныша, 1973)

В районе села Молодова развиты пойма, первая и вторая надпойменные террасы. Узкий участок последней прислонен здесь к склону, покрытому мощным пролювиально - делювиальным шлейфом. В нем и залегают культурные слои Молодова I и V, располагающихся в 1 км друг от друга. Молодова I залегает в шлейфе на второй террасе. Шлейф подстилается аллювием, а местами - погребенной почвой, датируемой И. К. Ивановой микулинским межледниковьем. Поверхность террасы возвышается здесь над Днестром на 30 - 35 м. Молодова V располагается выше (около 50 м над Днестром). Делювиальный шлейф лежит здесь на коренных породах. Строение же отложений, вмещающих культурные остатки, по И. К. Иванову, практически аналогичны. В общих чертах оно сводится к следующему (рис. 46).

Под современной почвой лежат лессовидные суглинки мощностью до 3, 5 м. В их верхней части залегают десять верхнепалеолитических слоев. Один из них (VII) приурочен к слабо выраженной погребенной почве. Во всех культурных слоях имеются остатки млекопитающих. В верхних слоях обращает на себя внимание много остатков северного оленя, а в некоторых есть единичные остатки песца. Остатки их есть и в солютрейских слоях, но в них преобладают остатки лошади (табл. 7). Часто встречаются моллюски, принадлежащие значительному числу видов. И. К. Иванова считает, что эти отложения формировались в условиях холодного климата. Ниже залегают суглинки с двумя горизонтами черноземных погребенных почв. Их общая мощность более 3 5 м. С верхней почвой связаны два (IX и X) культурных слоя, относимые А. П. Чернышом к солютре. Отдельные культурные остатки имеются и в нижней погребенной почве (Ха). Ниже залегают суглинки и супеси с мустьерскими слоями.

И. К. Иванова обращает внимание на следующее важное обстоятельство: между временем обитания мустьерцев и людей верхнего палеолита в долине Днестра был перерыв аккумуляции и эпоха врезания, когда выработался уступ к первой надпойменной террасе. В покровных суглинках имело место развитие солифлюкционных процессов, указывающих на суровые условия.

И. К. Иванова и А. П. Черныш наиболее древними верхнепалеолитическими слоями долины Днестра считают нижний культурный слой стоянки Бабин I. Однако геологическая позиция ее неопределенная, ибо стоянка залегает на размытой поверхности пятой надпойменной террасы (120 - 130 м).

Археологическая характеристика. Большое количество верхнепалеолитических стоянок сделали этот район опорным при изучении верхнего палеолита и окружающей человека природной среды. Здесь известно несколько сотен стоянок. Большинство из них открытые, но имеются стоянки в пещерах и гротах. Здесь есть и такие имеющие мировое значение памятники, как Молодова V и Кормань IV.

На Молодове V культурные слои относительно небольшой мощности (по 10 - 15 см). Это позволяет А. П. Чернышу говорить о сезонности большинства поселений. Лишь на немногих из них имелись долговременные жилища, обычно небольшие шалашеобразные.

В культурном слое обнаружены кремневые и костяные орудия, небольшие очаги с древесным и костным углем, кости животных. Повсюду в слоях встречены терочники из песчаника, вероятно, служившие для растирания растительной пищи. Разнообразны орудия из кости: "жезлы начальников", наконечники, рукоятки для вкладышей (продольные и поперечные), флейта, лощила, предметы искусства.

Памятники Поднестровья представляют все этапы верхнего палеолита. Самые ранние имеют возраст до 30 тыс. лет. Человек жил здесь и во время максимума холода - 23 - 18 тыс. лет назад. (Кормань IV). По кремневым орудиям различают несколько археологических культур: молодовскую, соседствующую с ней на Волыне липскую стоянки типа Брынзен на юге Молдавии и параллельно с ними развивающиеся другие культуры Молдавии и Приднестровья. Интереснейшая культура, эволюция которой прослеживается во всех слоях Молодовы V - среднеднестровская или молодовская (Рогачев, 1962, Григорьев, 1968). К ней относятся стоянки Бабин 1, Молодова V и I, Ворновица, Стинка, Рипичень и другие. Особенно ярко своеобразие молодовской культуры прослеживается на ее ранних этапах (слои X - VII). В это время в инвентаре существует ряд специфических форм орудий. Особого типа скребки с двусторонней обработкой, острия и пластинки с притуплённым краем. Для молодовской культуры характерна преемственность инвентаря: сохранение некоторых типов орудий, постепенность изменения орудий от слоя к слою, появление новых форм и постепенное изменение соотношения между категориями орудий. Для ранних этапов (слои Ха, Х, IХ) характерны крупные размеры орудий, применение краевой ретуши. На третьем этапе (VII слой) особого развития достигают острия и пластинки с притуплённым краем; позднее резко увеличивается число резцов, сокращается количество скребков, уменьшаются размеры орудий, исчезает краевая ретушь (Григорьев).

Молодовская культура не похожа на соседние. Отличается от нее и стоянка Кормань IV. Интересно, что удается проследить заимствование некоторых элементов этой культуры от одновременной ей павловской культуры Чехословакии: наконечники с боковой выемкой, ножи с подтеской, продольные рукоятки для вкладышей.

Геологический возраст и палеогеографические условия. Аллювий второй надпойменной террасы датируется микулинским межледниковьем. Первая терраса относится к осташковскому оледенению, шлейфа пролювиально - делювиальных отложений, перекрывающего вторую террасу, на первой террасе практически нет. Таким образом, формирование отложений, перекпывающих вторую террасу и содержащих мустьерские и верхне - палеолитические слои, лимитируется калининско - осташковским интервалом. Более дробное расчленение затруднено из - за монотонности отложений и однообразного палеонтологического материала, различия которого не настолько велики, чтобы уверенно выделить три такие палеогеографические эпохи, как калининское и осташковское оледенения и молого - шекснинское межледниковье. Абсолютные датировки (рис. 46) показывают, что аккумуляция отложений происходила от 45 - 50 до 11 - 10 тыс. лет назад.

Некоторые признаки многолетней мерзлоты в отложениях кажутся нам невыразительными. Кроме того, об отсутствии ледникового характера климата свидетельствуют палеонтологические данные. Вот некоторые из них. Во всех культурных слоях и погребенных почвах кости принадлежат животным верхнепалеолитического комплекса (табл. 6). Особенно часто встречаются северный олень (в некоторых слоях его очень много), мамонт (поздняя форма), лошадь, шерстистый носорог, зубр, благородный олень, заяц, волк и др. Есть остатки песца. Однако они встречаются вместе с остатками таких типично лесных животных, как лось, благородный олень, зубр. К тому же в слоях с остатками песца имеется уголь сосны, кедра и даже пихты атлантической, а в слое VII - дуба. Остальные угли принадлежат хвойным породам. Эта особенность присуща и стоянкам других районов. Обилие угля хвойных объясняется тем, что угли этих пород значительно лучше сохраняются. Находка же угольков дуба имеет очень большое значение. Они встречены в слое, где есть остатки мамонта, шерстистого носорога, северного оленя.

Максимальное количество костных остатков северного оленя встречено в слоях, один из которых имеет абсолютную датировку в 10 5 тыс. лет. В это время по общему мнению на территории СССР материковых льдов уже не было и климат (особенно столь южных областей, как бассейн Днестра) был вполне благоприятен. В пользу этого свидетельствуют и присутствующие здесь Helix pomatia, Helix (Helicogona) sp., Eulotia sp. cf. E fruticum (крупная форма), Cephea nemoralis. Все эти весьма теплолюбивые формы обитают здесь и ныне. Таким образом, обилие северного оленя - не свидетельство сурового климата. Более того, остатки северного оленя известны на Украине из культурных слоев V - VII вв. до нашей эры. Известны проникновения стад северного оленя до Северной Украины и даже до Крыма и для более поздних эпох (вплоть до средневековья). Мы считаем, что в большинстве случаев исследователи ошибаются, делая заключение о суровых тундровых условиях по присутствию остатков северного оленя.

Фауна наземных моллюсков представлена видами, характерными для отложений лессовой формации. Довольно подробные списки их приводятся И. К. Ивановой. Преобладают обычно виды широкого географического распространения и экологического диапазона. Два вида (Vallonia tenuilabris, Cohimella edentula) обычно считаются показателями холодного климата. Однако Valbnia tenuilabris исчезла на юге Русской равнины в атлантическое время. Рядом исследователей считается, что причиной ее вымирания был не климат (потепление), а то, что ее вытеснили более конкурентоспособные V. pulohella, V. costata. К тому же И. М. Лихарев и Е. С. Рам - мельмейер (1951) считают ее типичным обитателем тайги. Соlumella edentula ныне обитает повсеместно на территории СССР, предпочитая влажные места с богатым травяным покровом, а также в лесах и кустарниках. Columella edentula, которая встречена в слое 3, расселена ныне также весьма широко (северные области Русской равнины, Карпаты, Средняя Азия, бассейн нижнего Амура), в областях, далеких от сурового ледникового климата и перигляциальных ландшафтов. Других форм, которые можно было бы считать холодолюбивыми, нет, но много видов - обитателей областей с благоприятным климатом.

Разрезы стоянок Молодова I и V, археологический,  геологический и абсолютный возраст культурных слоев (по И. К. Ивановой)

Рис. 46. Разрезы стоянок Молодова I и V, археологический, геологический и абсолютный возраст культурных слоев (по И. К. Ивановой)

Бассейн Днепра. Бассейн Днепра также один из главнейших районов верхнего палеолита. Стоянки известны в долине Днепра и в долинах его многочисленных притоков. Встречаются в ледниковой и во внеледниковой областях. Изучением их занимаются много исследователей (археологов, геологов, палеогеографов, палеонтологов и др. ). Среди них назовем П. Я. Армашевского, П. И. Борисковского, М. Ф. Веклича, А. А. Величко, М. В. Воеводского, М. Д. Гвоздовер, Л. В. Грехову, Г. И. Горецкого, В. И. Громова, Ф. И. Каминского, Г. Ф. Мирчинка, А. П. Павлова, И. Г. Пидоплич - ко, К. М. Поликарповича, И. Г. Шовкопляса, В. В. Хвойко и др. Особенно многочисленны верхнепалеолитические памятники на Десне - от Брянска до Киева, служившие объектом многолетних работ археологов и геологов. Здесь открыт ряд первоклассных стоянок. К стоянкам Десны по своему характеру примыкают памятники Среднего Днепра и его притоков. Весь этот район был заселен охотниками на мамонта, оставившими свои многочисленные поселения, с утепленными долговременными жилищами, построенными из костей мамонта. К ним же относится и Радомышль на реке Тетереве.

Другой характер имеют памятники района Днепровских порогов нижнего Днепра и его притоков. По мнению некоторых исследователей (Борисковский, 1965), они входят в степную зону верхнего палеолита. Среди них наиболее важные Кайстровая Балка, Осокоривка, Дубовая Балка, Ямбург. Эти памятники исследовались до войны и коллекции большинства из них не сохранились. Это многослойные стоянки с маломощными культурными слоями, немногочисленными орудиями из кремня и небольшим количеством поделок из кости. Авторы раскопок отмечали остатки легких наземных жилищ. Среди орудий много боковых резцов, скребков и есть пластинки с притуплённым краем. В нижних слоях этих памятников имеются остатки мамонта, выше они исчезают. Среди костных остатков преобладают зубр, северный олень, лошадь. По мнению П. И. Борисковского, памятники этого района близки к Приазовским по инвентарю, по характеру поселений и образу жизни. На них обнаружены и раковины морских моллюсков с побережья Черного и Азовского морей. П. И. Борисковский противопоставляет эти памятники более северным стоянкам охотников на мамонта. Отметим, что в настоящее время, на наш взгляд, без должного археологического и геологического основания, их датируют концом верхнего палеолита.

Несмотря на геолого-геоморфологическое разнообразие бассейна Днепра, стоянки имеют сходные условия залегания, располагаясь главным образом на низких надпойменных террасах, а реже на склонах долин и на междуречьях. Большинство стоянок залегает в лессах или лессовидных отложениях. Возможно, некоторые, из них (например, стоянки в районе Радомышля) окажутся одними из самых древних верхнепалеолитических памятников Русской равнины.

Радиоуглеродные даты некоторых верхнепалеолитических стоянок Русской равнины

Таблица 7 Радиоуглеродные даты некоторых верхнепалеолитических стоянок Русской равнины

Радомышльская стоянка (бассейн Тетерева, недалеко от Житомира). На основании типологии кремневых орудий ее относят к ранней поре верхнего палеолита. В районе было обнаружено несколько стоянок. На одной из них найдены остатки пяти жилищ, расположенных полукругом и построенных из крупных костей мамонта. Характер кремневого инвентаря этого памятника несет ранние "ориньякоидные" черты. В нем представлены как "старые" мустьерские формы орудий, так и верхнепалеолитические. Среди них много орудий высокой формы, а также крупных пластин и острий с круговой ретушью. Однако много резцов и пластинок с притуплённым краем.

Стоянка располагается на возвышении, сложенном днепровской мореной, перекрытой супесчано - суглинистыми отложениями. Культурный слой залегает в суглинках на глубине всего лишь 50 - 60 см.

Суглинки на глубине 2 - 2, 5 м подстилаются погребенной почвой. Геологический возраст культурного слоя и погребенной почвы пока неясен.

Бассейн Средней Десны. Это один из самых изученных районов распространения стоянок. Большой вклад в изучение геологии стоянок сделали В. И. Громов и А. А. Величко. На рис. 30 показано геолого-геоморфологическое строение долины Средней Десны, а также положение стоянок. А. А. Величко формирование аллювия террас относит ко второй половине валдайской эпохи. Он считает, что отложение аллювия происходило в процессе размыва лессов, слагающих водоразделы и склоны. Сейчас водораздельные пространства возвышаются над Десной на 30 - 35 м, а во время верхнепалеолитических людей - всего на 15 - 20 м. Стоянки водоразделов приурочены к лессам и довольно узкой придолинной полосе. Лессы распространены повсюду и довольно сложны по строению. Их формирование происходило в валдайскую эпоху.

Самые ранние стоянки приурочены к предпоследнему горизонту лесса (лесс II, по А. А. Величко). В нем залегают культурные слои стоянки Пушкари I, Погон, Чулатово II (рис. 30). Нижний их возрастной предел отмечен залегающей ниже брянской почвой. Некоторые же стоянки (например, в районе села Пушкари), как указывает А. А. Величко, приурочены к верхней части брянской почвы и к самым низам перекрывающего их лесса II. Здесь пока не обнаружено стоянок верхнего палеолита, залегающих в более древних отложениях. Более молодые стоянки, расположенные на водораздельном плато (Бугорок, Супонево, Карачиж и др. ), залегают в лессе III, формировавшемся в конце валдайской эпохи, вероятно, после потепления. Это потепление фиксируется горизонтом оглеения, т. е. эпохой слабого почвообразования. Ему А. А. Величко придает важное стратиграфо - палеогеографическое значение для всей южной половины Русской равнины. Брянская почва и горизонт оглеения для бассейна Десны - надежные маркирующие элементы. Они позволяют обосновывать относительную древность стоянок.

Стоянки в отложениях террас (второй и первой) более молодые и знаменуют собой поздние этапы верхнего палеолита. Рельеф времени обитания людей на надпойменных террасах был очень близок к современному. Некоторые стоянки находятся на мысах или участках, слегка возвышающихся над окружающими пространствами. Это обстоятельство примечательно в двух отношениях: в том, что человек сознательно выбирал эти участки как наиболее удобные для поселения и что за прошедшее с тех пор время рельеф изменился незначительно.

В качестве конкретной иллюстрации остановимся на характеристике стоянки, интересной фаунистическими находками.

Новгород - Северская стоянка (правый берег Десны, Новгород - Северский) наиболее интересна своими фаунистическими находками, а также "гигантолитами", т. е. кремневыми орудиями размером до 45 см и весом до 8 кг. Гигантолиты, по мнению одних исследователей - топор о образные орудия, другие, как нам кажется, с большим основанием считают их нуклеусами. Предполагается, что стоянка первоначально располагалась в гроте, образованном в плотных палеогеновых песчаниках. Они в районе стоянки поднимаются до 20 - 25 м выше уреза Десны. На них залегает маломощный (0, 4 м) слой валунной глины, в которой и встречается основная масса костных остатков. Много их и в самой нижней части перекрывающего шестиметрового лесса.

Обстоятельное изучение фауны было выполнено И. Г. Пидопличко. Им указывается 26 видов млекопитающих. Преобладающими были мамонт, лошадь, северный олень, песец, заяц - беляк, сеноставец, обский лемминг, степная пеструшка, стадная полевка. Встречены и остатки шерстистого носорога, бизона, бурого медведя, волка, рыси, ласки, копытного лемминга, водяной крысы, полевки - экономки, байбака, суслика, большого тушканчика, выхухоли, обыкновенной бурозубки и др. Как видно, фауна смешанная. Тундровые животные - песец и лемминги (обский и копытный). Господствуют же лесные и степные животные, обитающие в условиях благоприятного климата. Не противоречит такому заключению и орнитофауна. В. И. Зубаревой определены остатки гусей, уток, белых куропаток, пустельги, овсянок, жаворонков (хохлатых, полевых, степных), белых трясогузок, синиц (больших и хохлатых). Большинство этих птиц обитают в лесной зоне. Многие тяготеют к южным степным и лесостепным районам или к южным районам лесной зоны (рис. 47).

В ихтиофауне Новгород - Северской стоянки Г. В. Никольским определены: щука, карп, окунь, налим, судак, голавль, сом, плотва, а также карповые и лососевые. Карпа, сома, судака ныне нет в реках бассейна Северного Ледовитого океана (рис. 48). Лещ распространен только на территории Русской равнины и части Средней Азии. Карп обитает в южных и центральных районах Русской равнины, на Кавказе и в Средней Азии. Сходный ареал и у судака, и сома. Голавль, хотя и заходит в бассейны рек Северного Ледовитого океана, но обитает только в бассейне Северной Двины. На юг же он распространяется вплоть до Крыма и Кавказа. В азиатской части СССР его нет. Как видно, и ихтиофауна не дает оснований для реконструкций перегляциальных ландшафтов и сурового климата.

Для памятников Северного Приднепровья типичны оседлые поселки охотников на мамонта, состоящие из ряда жилищ (Мезин, Пушкари, Елисеевичи, Хотылево II, Добраничевка, Межиричи, Тимоновка и др. ). Если ранние памятники имеют специфические типы орудий (различные острия и пр. ), то инвентарь остальных - относительно однообразен: резцы (прямо и косоретушные), скребки, немногочисленные пластинки и острия с притуплённым краем и проколки. Некоторые исследователи (Шовкопляс, Формозов) объединяют эти памятники в одну этнокультурную область (мезинская культура). Но памятники эти, имеющие общие черты в домостроительстве и искусстве, все же сильно различаются, так что можно говорить о существовании здесь нескольких культур: пушкаревской (Пушкари I, Погон, Клюсы), тимоновской (Тимоновка I и II, Юдиново) (Грехова), добраничевской (Добраничевка, Межиричи) (Гладких), мезинской и др. (Гвоздовер, Рогачев), костенковско - авдеевской (Авдеево - Сейм; Бердыж - Сож).

Типичную картину для памятников этого района дает знаменитая Мезинская стоянка (25 км ниже Новгород - Северского). Благодаря последним раскопкам И. Г. Шевкопляса стало возможным реконструировать жизнь поселения в целом. На возвышенной части стоянки вдоль реки стояло пять жилищ. Их окружали хозяйственно - бытовые сооружения. Жилища небольшие, наземные, построены из многочисленных костей мамонта и рогов северного оленя. По подсчетам И. Г. Пидопличко при сооружении жилищ были использованы кости не менее чем 116 особей мамонта. Кости образовывали внешнее ограждение стен, а само жилище представляло собой постройку типа чума из деревянных жердей и шкур. Основание же было обложено костями. Вокруг жилища располагались хозяйственные ямы и мастерские (рис. 39).

Среди орудий преобладают резцы, скребки, а так же проколки и острия с притуплённым краем. Богато представлена обработанная кость: предметы искусства, украшения, утварь, орудия. Были найдены уникальные браслеты, орнаментированные меандром, скульптуры "птичек" и др. (рис. 41). Найдены кости мамонта с сохранившейся геометрической росписью красной охрой.

Стоянка приурочена к пологому склону долины, прорезанному древней балкой. Террасовидная площадка балки привязана ко второй надпойменной террасе Десны. Культурный слой залегает в лессах на глубине от 1 - 1, 5 до 7 - 8 м от поверхности. Большинством исследователей культурный слой датируется поздневалдайским временем. А. А. Величко (1969) говорит, например, что стоянка была обитаема даже в конце поздневалдайской эпохи.

Распространение на территории СССР тетерева, хохлатого жаворонка, степного жаворонка, хохлатой синицы, большой синицы, белой куропатки

Рис. 47. Распространение на территории СССР

тетерева (1),

хохлатого жаворонка (2),

степного жаворонка (3),

хохлатой синицы (4),

северная гранида обитания большой синицы (5),

южная граница обитания белой куропатки (6) (по разным авторам)

В культурном слое много костей животных, принадлежащих почти 600 особям. Фауна разнообразна и аналогична фауне Новгород - Северской стоянки. Много остатков песца. Вероятно, использовались лишь их шкурки, о чем свидетельствует анатомическое расположение костей скелета. Отсутствие молодых и новорожденных особей северного оленя и песцов не только на Мезинской, но и на всех других стоянках южной половины Русской равнины позволяет говорить, что они обитали здесь только в зимнее время (И. Г. Пидопличко). Много обитателей лесных и степных ландшафтов. Причем некоторые из них не способны к миграциям (сурок, тушканчик, слепушонка и др. ). В культурном слое найдены угольки дуба, ивы, сосны и некоторых других хвойных. Угли и пыльца этих и ряда других весьма теплолюбивых деревьев определены и на других стоянках.

Просверленные раковины морских моллюсков (более 800 экз. ), принадлежат значительному числу видов, собранных из сарматских и плейстоценовых отложений (Buccinium corbianum, Cerhitium vulgatum, Nassa reticulata и др. ). Ближайшие районы, откуда они могли быть принесены, располагаются за многие сотни километров от Мезинской стоянки (Приазовье, Причерноморье). Подобные находки есть и на ряде других стоянок Русской равнины и Западной Европы. Это свидетельствует, что люди того времени перемещались на большие расстояния.

Тимоновка (3 км южнее Брянска) располагается на пологом склоне водораздельного плато на высоте около 35 - 40 м над урезом Десны. Изучалась многими исследователями (М. В. Воеводский, В. А. Городцев, Г. Ф. Мирчинк, Д. А. Крайнов, А. А. Величко, А. Н. Рогачев, Л. В. Грехов и др. ). Имеются два пункта (Тимоновка I и Тимоновка II), находящиеся близко друг от друга и в сходных геолого-геоморфологических условиях. В последние годы комплексным изучением стоянки Тимоновка II занимались А. А. Величко, Л. В. Грехова и 3. П. Губонина. Результатами исследований явилась очень интересная монография (1977 г. ). В ней обстоятельно рассматриваются Геолого-геоморфологические условия залегания культурных остатков, даются археологические, палеоботанические, палезоологические и палеогеографические характеристики.

Культурные находки образуют слой в 20 - 45 см. Он залегает в разнообразных условиях, меняющихся иногда на коротких расстояниях. Иногда они фиксируются на глубине всего лишь 50 - 60 см, а в других местах опускаются до трех и более метров. В. А. Городцов на этом основании заключил, что здесь существовали глубокие четырехугольные землянки. Однако подобных жилищ на других стоянках не было обнаружено. А. А. Величко считает, что за жилища - землянки В. А. Городцовым были приняты огромные мерзлотные клинья, сформировавшиеся в конце валдайской ледниковой эпохи до поселения здесь человека. Затем (после вытаивания этих клиньев) был деформирован культурный слой. Из - за деградации многолетней мерзлоты культурный слой и оказался на столь различных глубинах (от 0, 5 до 3 м и глубже). По - видимому, это произошло уже после того, как люди покинули стоянку.

Распространение на территории СССР сазана, судака, леща, головля

Рис. 48. Распространение на территории СССР

сазана (1),

судака (2),

леща (3),

головля (4) (по разным авторам)

Культурный слой обнаружен в верхней части самого молодого лесса (алтыновского. по А. А. Величко, 1977). На нем в районе стоянки местами имеется слаборазвитая погребенная почва. Формирование алтыновского лесса А. А. Величко относит к концу существования на Русской равнине перигляциальных условий, т. е. к концу валдайской ледниковой эпохи (15110 +/ - 530 (ЛУ - 358)). Этот автор полагает, что люди жили здесь в условиях резко континентального климата, сплошного распространения мощной (до 200 - 250 м) многолетней мерзлоты, развития своеобразных перигляциальных ландшафтов. Зима характеризовалась очень низкими зимними температурами (средние января до - 40 градусов). Безморозный период был всего лишь 80 - 100 дней. летние температуры были довольно высоки, а количество атмосферных осадков очень мало (менее 150 мм). Значительная часть их выпадала в летнее время, а зимы были крайне малоснежны. Эти заключения базируются на материалах палеомерзлотных наблюдений и палеонтологических исследованиях.

Ландшафты имели степной и лесостепной характер. Костные остатки млекопитающих немногочисленны. Среди животных мамонт, северный олень, песец, росомаха, волк, медведь, заяц (беляк и русак).

В заключение сделаем одно критическое замечание по Тимоновским стоянкам, касающееся очень суровых климатических условий и мощной многолетней мерзлоты во время обитания людей. Краткая суть их в следующем: хотя пыльцы в образцах мало и делать по ним реконструкции растительности сложно и рискованно, тем не менее присутствие в отложениях пыльцы широколиственных пород (дуба, липы, вяза и лещины) не позволяет говорить о суровой многолетней мерзлоте. Судя по тому, что культурные остатки по клиньям фиксируются до трехметровой глубины, а сам культурный слой не деформирован, правдоподобнее предположить образование этих криогенных структур уже после обитания людей. Если это так, то возраст стоянки не поздиеледниковый, а должен быть древнее, так как в позднеледниковье здесь не было столь суровой мерзлоты. В этой связи заметим, что Л. Н. Вознячук и Е. Г. Калечиц Тимоновку синхронизируют не с перврй. а со второй надпойменной террасой. Между тем вторая терраса формировалась во время внутривалдайского интерстадиала и в фазу последующего разрастания поздневадцайского ледникового покрова.

На территории Белоруссии также существуют интересные стоянки (Л. Н. Вознячук, Г. И. Горецкий, Е. Г. Калечиц, М. М. Цапенко). Е. Г. Калечиц самой древней из них считает Юровичи (долина Припяти,, в 20 км от Мозыря). Культурный слой залегает в верхней части аллювия второй надпойменной террасы. Е. Г. Калечиц образование аллювия относит к началу поздневалдайского оледенения. Абсолютная датировка зуба мамонта из культурного слоя 26470 + 420 лет. Для этого времени характерен очень суровый климат, почти безлесные ландшафты и широкое распространение многолетней мерзлоты. Близкую датировку (23430 + 180) имеет и стоянка Бердыж (долина Сожа). Она также залегает в верхней части аллювия второй надпойменной террасы.

По Л. Н. Вознячуку, на территории Белоруссии не известно стоянок для интервала 22 - 16 тыс. лет назад. Вероятно, люди в фазу максимума похолодания мигрировали на юг. Более молодые стоянки (Юдиново, Елисеевичи, Студенец) относятся к конечным фазам формирования второй надпойменной террасы. Самая молодая палеолитическая стоянка Белоруссии Студенец (берег озера Нарочь) находится на территории некогда покрытой льдами валдайского оледенения. Культурный слой здесь находится всего лишь на 0, 8 - 1 м выше уровня озера. Кремни залегают в углистой прослойке, в которой много древесного угля. Абсолютный возраст по древесине определен в 10810 +/ - 100 лет. Палеоботанические данные свидетельствуют, что здесь в то время развивались лесные ландшафты.

Бассейн Дона. Стоянки Костенковско - Борщевского района. В 1979 г. исполнилось 100 лет со времени их открытия И. С. Поляковым. Этой дате было посвящено Всесоюзное совещание, проходившее в Воронеже и Костенках. Детальное и планомерное изучение стоянок ведется с 1922 г. (П. П. Ефименко, С. Н. Замятнин, А. Н. Рогачев, П. И. Борисковский, Н. Д. Праслов и др. ). В исследованиях принимают участие не только археологи, но и антропологи, геологи, палеогеографы, зоологи (А. А. Величко, Н. К. Верещагин, В. Е. Гаррут, Г. И. Горецкий, М. Н. Грищенко, Ю. Ф. Дурнев, Г. И. Ла - зуков, А. И. Москвитян, В. П. Якимов и многие другие). Здесь открыто 26 стоянок, из которых десять многослойные и содержат до пяти культурных слоев. Всего известно не менее 60 культурных слоев. Первичное залегание многих из них позволяет реконструировать жизнь и быт палеолитических людей.

Геологогеоморфологическая характеристика. Стоянки находятся на правобережье Дона, в 40 км южнее Воронежа и приурочены в основном ко второй и первой надпойменным террасам Дона и впадающих в него крупных древних балок (логов). Долина Дона здесь резко асимметрична: левый склон пологий, отделен от русла широкой поймой и террасами, правый склон крутой, высокий (до 100 м). Террасы представлены фрагментарно, а аллювий перекрыт делювием.

Левобережье Дона относится к Окско - Донской аккумулятивной равнине. В ее строении большую роль играют днепровские моренные и водно - ледниковые отложения. Правобережье - окраина Средне - Русской возвышенности, где также широко распространены днепровские ледниковые отложения (рис. 49). Здесь высоко поднимаются коренные породы. Правый склон сильно изрезан глубокими оврагами и балками. Среди них несколько крупных средневерхнеплейртоценовых балок, к которым и приурочены верхнепалеолитические стоянки.

В долине Дона выделяется до шести террас. Самые древние из них среднеплейстоценовые. В Костенковско - Борщевском районе представлены три надпойменных террасы. Наиболее древняя 35 - 40 - метровая эрозионная терраса выработана обычно в сеноманских песках и в Костенковско - Борщевском районе перекрыта делювием, в котором местами встречаются культурные остатки.

Совсем недавно в Костенках обнаружена и четвертая надпойменная аккумулятивная терраса. В ней отмечены несколько прослоев погребенных почв. Лабораторное изучение этого разреза очень важно и может дать дополнительный материал для определения геологического возраста стоянок.

Большинртво стоянок приурочены ко второй и первой надпойменным террасам. Обе они из долины Дона заходят в лога.

Вторая терраса (15 - 20 м), к которой приурочены все самые древние стоянки, в нижней части сложена русловыми песчаными отложениями, нередко с меловой галькой и супесчано - суглинистыми прослоями (рис. 49). Вверх по разрезу количество этих прослоев увеличивается и вскоре они господствуют, т. е. происходит замена руслового аллювия пойменным, который в свою очередь замещается делювиальными лессовидными суглинками и супесями. Общая мощность отложений второй террасы около 20 м.

Самая характерная и важная для стратиграфии и корреляции черта второй террасы - наличие двух толщ гумусированных суглинков, разделенных негумусированными отложениями. В последних имеется прослой вулканических пеплов мощностью от нескольких до 20 - 50 см. Мощность гумусированных толщ от 10 - 20 до 50 - 70 см. Толщи - продукт аллювиально - делювиального размыва и переотложения почв того времени. Тумусированные толщи и вулканический пепел известны во многих разрезах второй террасы и склона водораздельного плато. То, что в них обнаружены многочисленные стоянки, делает эти толщи важными маркирующими горизонтами. Наличие же вулканических пеплов в других районах юга Русской равнины и Западной Европы сулит возможность далеких сопоставлений.

Самые древние культурные слои залегают в нижней гумусированнрй толще (нижние слои стоянок Костенки I, VI, VII, XI, XIV, XVII и др. ). Они часто переотложены, так же как и культурные слои верхней толщи. Однако в тех случаях, когдагумусированные толщи находятся в лессовидных суглинках, культурные слои находятся в первичном залегании. В лессовидных отложениях известно наибольшее число культурных слоев (верхние слои Костенок I, XII, XVII и др. ). Однообразие отложений и их недостаточная изученность затрудняют определение относительной древности культурных слоев. Неясен и вопрос о возрастных соотношениях лессовидных суглинков второй и первой террас, но несомненно, что имеется несколько их возрастных генераций. Самые древние из них формировались во время накопления аллювия второй террасы: более молодые - во время образования первой. Они плащом перекрывают аллювий второй террасы. Самые молодые генерации лессовидных отложений, развитые на второй и первой террасах, образовывались в заключительные фазы аккумуляции аллювия первой террасы или сразу после ее образования.

Первая терраса, к которой приурочены более молодые стоянки (Костенки III, IV, XXI, Борщево II и др. ). также широко распространена. Ширина ее достигает 1 - 2 км, чаще же лишь сотни или десятки метров. Высота террасы от 5 до 10 м. Мощность отложений достигает 10 - 15 м. Нижняя часть сложена песками, которые простираются на 5 - 7 м ниже уреза реки. Русловый аллювий перекрывается пойменным. Он представлен супесями и суглинками, обычно лессовидными, переслаивающимися с прослоями песка, гравия и гальки, мела. На участках террасы, примыкающих к коренному склону или к более высокой террасе (например, в районе стоянки Костенки III, XXI), в сложении верхней части террасы участвуют делювиальные лессовидные отложения. В них местами фиксируются погребенные почвы или горизонт белоглазки, имеющие стратиграфическое значение.

Пойма Дона достигает нескольких километров ширины. Высота ее от 2 - 3 до 5 - 6 м. В пойменном аллювии в ряде мест фиксируются культурные слои неолита, бронзы и более молодых эпох, а также погребенные почвы.

Схема геологогсоморфолоеического строения правобережья долины Дона в Костенковско-Ворщевском районе (по Г. И. Лазукову)

Рис. 49. Схема геологогсоморфолоеического строения правобережья долины Дона в Костенковско-Ворщевском районе (по Г. И. Лазукову)

1 - девонские глины,

2 - нижнемеловые глины,

3 - нижнемеловые пески с прослоями глин и песчаников,

4 - сеноманские пески, 5 - писчий мел,

6 - отложенин скифского горизонта,

7 - отложения днепровского горизонта,

8 - микулинская погребенная почва,

9 - отложения третьей надпойменной террасы (аккумулятивной),

10 - аллювий второй надпойменной террасы,

11 - аллювий первой надпойменной террасы,

12 - лессовидные суглинки и супеси,

13 - гумусированные толщи на второй надпойменной террасе и водораздельном плато,

14 - вулканический пепел, 15 - послемикулинские погребенные почвы,

16 - аллювий поймы,

17 - ледниковые отторженцы,

18 - культурные слои верхнепалеолитических стоянок.

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
17.02.06 В Крыму найдены уникальные мухи. Новости
23.06.05 На Кавминводах обнаружены 150 каменных изделий эпохи раннего палеолита. Новости
Археологическая характеристика верхнего палеолита (М. Д. Гвоздовер). Книга "Природа и Древний Человек"
Геолого-геоморфологическая и археологическая характеристики ашельских местонахождений (М. Д. Гвоздовер. Г. И. Лазуков). Книга "Природа и Древний Человек"
Древние люди (палеоантропы) (В. М. Харитонов. В. П. Якимов)
История возникновения приматов и человека. Статьи
История жизни на Земле в датах. Статьи
Основные этапы развития человека и его материальной культуры. Книга "Природа и Древний Человек"
Особенности распространения м залегания палеолитических стоянок на территории СССР. Книга "Природа и Древний Человек"
Разделение на Эры. Периоды и Эпохи жизни на Земле

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.