Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

Они подтверждают, что климат каргинского времени был близок к современному или даже несколько прохладнее. С. М. Цейтлин образование верхней и средней части пойменного аллювия второй террасы относит к первой фазе сартанского оледенения. Нам кажется, и большинство исследователей поддерживают нас в этом убеждении, что формирование аллювия второй террасы завершилось еще в весьма благоприятных климатических условиях каргинской эпохи (Горшков, Зубаков, Лаухин, Фениксова и др. ).

Верхняя часть разрезов второй террасы обычно представлена монотонными лессовидными супесями и суглинками в 2 - 3 м мощности. Их образование происходило уже после выхода террасы из стадии поймы. В них во многих разрезах фиксируется одна или две погребенных почвы. Они довольно маломощны (0, 1 - 0, 4 м), часто карбонатны, нередко разбиты трещинами усыхания или морозобойными трещинами. Скорее всего они формировались в засушливых, возможно степных условиях (Цейтлин и др. ).

Лессовидные суглинки и погребенные почвы есть на поверхности и склонах более высоких террас. Здесь они иногда достигают 20 - 30 м мощности. К этим отложениям приурочены верхнепалеолитические стоянки. Например, культурный слой стоянки Афонтова гора, находящейся в городской черте Красноярска, залегает в покровных отложениях на глубине до 8 - 10 м. Первоначально они сформировались на террасе (30 м), но впоследствии сползли на поверхность второй террасы (В. И. Громов, Э. И. Равский, С. М. Цейтлин). Абсолютная дата стоянки определена по древесному углю и равна 20900 + 300. Вероятно, это одна из самых древних стоянок долины Енисея (табл. 10).

Во многих разрезах верхняя часть аллювия второй террасы, погребенные почвы и лессовидные суглинки деформированы. Нередко деформациями захвачены и культурные слои. Почти все они связываются с многолетней мерзлотой (солифлюкционное истечение, морозобойные трещины и т. п. ). Этим самым за ними признается важное палеогеографическое значение.

Наиболее древние стоянки долины Енисея залегают в средней части пойменного аллювия второй террасы (Таштык I (нижн. ), Кокорево I, Кокорево II (нижн. ), Кокорево IV и др. ). Мощность культурных слоев небольшая. Люди здесь жили тогда, когда терраса была еще поймой. Все упомянутые культурные слои залегают под нижней погребенной почвой. Э. И. Равский и С. М. Цейтлин этот аллювий считают перигляциальным, а время аккумуляции относят к начальным стадиям сартанского оледенения. Однако, как видно из табл. 10, абсолютные датировки весьма поздние (12 - 15 тыс. лет назад). Сказать, что же более верно (абсолютные датировки или заключения по геолого-геоморфологическим данным), сейчас невозможно. К верхней части аллювия второй террасы С. М. Цейтлин относит только верхний культурный слой стоянки Тележный лог (Кокорево II). Более молодые культурные слои залегают в лессовидных отложениях над погребенными почвами второй террасы (стоянка Дружиниха, например, находящаяся в 100 км севернее Красноярска). Стоянка Кокорево, как считает С. М. Цейтлин, залегает даже в отложениях конуса выноса, перекрывающего аллювий второй террасы. Все стоянки в покровных отложениях сартанские.

Радиоуглеродные даты некоторых верхнепалеолитических стоянок Сибири

Таблица 10 Радиоуглеродные даты некоторых верхнепалеолитических стоянок Сибири

Для некоторых разрезов второй террасы Енисея С. М. Цейтлин указывает аллювий над верхней погребенной почвой, что, по его мнению, свидетельствует о повторном цикле аккумуляции аллювия, начавшемся уже после того, как какое - то время терраса была надпойменным уровнем. С этим временем он сопоставляет резкое увеличение высоты паводковых вод в конечные этапы сартанского оледенения. Эту фазу он синхронизирует с верхним дриасом Европы (11 - 10 тыс. л. н. ), когда шло формирование первой надпойменной террасы. Нам думается, что залегание аллювия над погребенными почвами совсем не обязательно должно указывать на повторный цикл аккумуляции аллювия, отделенный от эпохи формирования аллювия "основного" цикла фазой надпойменного развития. Подобное явление могло быть и без "надпойменного" этапа развития, ибо в заключительные фазы формирования любой террасы переслаивание делювиальных и аллювиальных отложений - явление более или менее ординарное. Хотя, конечно, не исключено, что мог быть и повторный цикл.

Первая надпойменная терраса (8 - 12 м) также широко распространена. Обычно она аккумулятивная. Мощность аллювия до 20 - 25 м. В Красноярско - Минусинском районе подошва аллювия нахо - дится на 8 - 10 м ниже уреза. Большинство исследователей признают, что она сложена как нормальным, так и перигляциальным аллювием. Первый представлен русловыми галечниками и песками. Иногда в них есть древесные остатки ели. Спорово-пыльцевые анализы показывают значительное участие древесных пород. Верхняя часть аллювия сложена мелко - и тонкозернистыми пылеватыми песками и песчанистыми супесями (перигляциальный аллювий).

Спорово-пыльцевые анализы, приводимые в работах многих исследователей (С. А. Архипов, М. П. Гричук, В. А. Зубаков, С. А. Лаухин, В. В. Фениксова и др. ), показывают разнообразные типы спектров, указывающие на смены ландшафтных обстановок (от разреженных и заболоченных березово - сосновых лесов с примесью ели и кедра до безлесных разнотравно - злаковых группировок). Это говорит о суровых климатических условиях. Деформация аллювия свидетельствует о наличии многолетней мерзлоты.

Орудия афонтовской культуры (Афонтоеа гора II (Коллекция НИИ и Музея антропологии)

Рис. 56. Орудия афонтовской культуры (Афонтоеа гора II (Коллекция НИИ и Музея антропологии)

Формирование нижней части аллювия первой надпойменной террасы Енисея многими исследователями относится еще к каргинскому времени, но основная его часть признается сартанской. Существует мнение, что образование первой террасы завершилось уже в начале голоцена. В самом деле с верхами ее аллювия связаны эпипалеотические стоянки (Переселенческий пункт и др. ). Более древние стоянки первой террасы залегают ниже. Стоянка Бирюса, например, находится в верхней, а стоянка Переселенческий пункт - в средней части пойменного аллювия (С. М. Цейтлин). Таким датировкам не противоречат и археологические данные. Выше культурных слоев в разрезах фиксируются мерзлотные деформации. Имеются псевдоморфозы по ледяным клиньям, разнообразные смятия. Это дает основание для заключения о том, что люди жили до последнего сильного похолодания заключительных фаз сартанского оледенения.

Можно говорить, что за время обитания верхнепалеолитических людей климат и ландшафты претерпели неоднократные колебания. В отдельные эпохи климат был близок к современному и в районе стоянок преобладали лесные ландшафты. Однако длительное время господствовали открытые ландшафты степного типа. Климат же был резко континентальным (холодным и сухим). Это была эпоха сартанского оледенения. Анализ геолого-геоморфологических и палеонтологических данных по стоянкам привел Э. И. Равского и С. М. Цейтлина к заключению о том, что большинство стоянок Енисея относится именно к этой эпохе.

Наверное потому, что облик ландшафтов был повсюду более или менее сходным, состав фауны млекопитающих в культурных слоях в общем однотипный. Преобладают северные олени, мамонты, бизоны, зайцы. Вместе с ними много других представителей верхнепалеолитического комплекса (лошадь, благородный олень, сайга, лось, песец, волк, росомаха). Встречаются также сибирский козел, горный баран, т. е. обитатели гор. Шерстистый носорог редок.

Стоянки бассета Ангары. Большинство стоянок (около 30) обнаружено на участке долины Ангары между Иркутском и Братском. Исследователи, изучавшие геологию стоянок, делят их на три группы:

1) стоянки, приуроченные к покровным отложениям третьей надпойменной террасы (Мальта, Буреть, Военный госпиталь) ;

2) стоянки в покровных отложениях на второй надпойменной террасе (Красный Яр, Черемушник и др. );

3) стоянки в пойменном аллювии первой надпойменной террасы (Усть - Белая и др. ).

Такое подразделение облегчает сопоставление стоянок не только в бассейне Ангары, но и в долине Енисея. К тому же прослежен переход некоторых террас Ангары в одновысотные террасы Енисея.

На Ангаре известна мальтинско - буретьская культура. К ней относятся Мальта, Буреть, верхний слой Красного Яра, Федяево и др. Вариантами этой культуры считают Ачинскую стоянку на Чулыме, Тарачиху на Енисее (Абрамова, 1975). Мальта и Буреть были первыми в СССР памятниками, позволившими говорить об археологических культурах. Типы жилищ, кремневый инвентарь, произведения искусства этих памятников почти неотличимы. Что же представляют собой эти стоянки? Изложим более полно опубликованные материалы по Мальте. Она была открыта и исследовалась М. М. Герасимовым и - сейчас раскопана целиком. Культурный слой распространен на площади около 1100 кв. м. Было обнаружено пятнадцать жилищ. В их расположении прослеживалась известная закономерность. Девять одинаковых жилищ, образовывая поселение, были вытянуты вдоль реки и делились длинной постройкой на две группы. Несколько в стороне была третья группа из четырех кучно расположенных жилищ. Сооружения различались по размерам, форме и конструктивным особенностям. Среди них были наземные и углубленные (полуземлянки). прямоугольные и округлые. Для постройки использовались кости животных и плиты известняка. Постройки даже имели завалинки.

На стоянке собрана интереснейшая коллекция кремневых и костяных орудий (рис. 59) произведений искусства. Каменный инвентарь стоянки содержит значительно меньше архаичных элементов, чем большинство памятников Сибири. Это дало основание предполагать связи Мальты не с сибирскими, а с европейскими памятниками. Однако такое предположение у большинства исследователей вызывает вполне обоснованные сомнения (см. табл. 9). Для Мальты характерно широкое использование кости для изготовления орудий (наконечники, иглы, булавки, шилья, рукоятки с сохранившимися в них кремневыми орудиями и пр. ). Интересны пуговицы, вырезанные из кости и камня (нефрит, змеевик, кальцит). Найдено очень много украшений: ожерелья, подвески, диадемы, браслеты, обычно нарядно орнаментированные. Интересны уникальные произведения искусства этого памятника: гравюра мамонта, скульптуры водоплавающих птиц, серия женских статуэток из бивня мамонта. На многих из них переданы черты лица и одежда. Было обнаружено и погребение ребенка с богатыми украшениями и сопровождавшим покойника инвентарем.

Геолого-геоморфологические данные по Мальте (рис. 57) показывают, что культурный слой залегает в делювиальных лессовидных суглинках третьей (16 - 20) террасы реки Белой при впадении ее в Ангару. Культурный слой приурочен к слабовыраженной погребенной почве. Обитатели Мальты и Бурети жили во время завершения формирования аллювия второй террасы. Это признается многими исследователями. Однако вторая терраса Енисея и Ангары не может быть древнее каргинского межледниковья. Об этом имеется много данных в работах разных исследователей. СМ. Цейтлин погребенную почву считает каргинской и образовавшейся в лесных ландшафтах. Возраст залегающих на почве стоянок не может быть древнее каргинского межледниковья. Геолого-геоморфологические данные указывают на то, что Мальта и Буреть по возрасту довольно близки к стоянкам второй надпойменной террасы. Имеющаяся для Мальты датировка по С14 (14750 + 120), вероятнее всего, сильно омоложена. Датировка иониевым методом равнялась 23000 + 5000 лет. Были и другие значительно отличающиеся датировки.

Фауна млекопитающих относится к верхнепалеолитическому комплексу. В. И. Громов (1948) указывает, что преобладали остатки северного оленя, мамонта и шерстистого носорога. Вместе с ними были остатки лошади, бизона, благородного оленя. росомахи, бурого медведя, пещерного льва, волка, песца. Н. М. Ермолова (1974), специально изучавшая фауну стоянок Ангары, приводит сведения, касающиеся совместных находок в культурных слоях Мальты и Бурети зубов раннего и позднего типов мамонта. Отмечено также совместное нахождение костей как крупных, так и карликовых особей мамонтов. Важность этих фактов в том, что различные формы мамонтов обычно широко используются для определения возраста отложений. Считается, что ранние формы обитали в среднем плейстоцене, поздние - в верхнем, а карликовые - в самом конце верхнего плейстоцена. Их совместное нахождение в культурном слое Мальты и Бурети, а также материалы по другим местонахождениям заставляют отказаться от подобных представлений. Данные по бассейну Ангары и ряду других районов Сибири заставляют также отказаться и от использования остатков длиннорогого и коротконогого бизонов для определения соответственно среднеи верхнеплейстоценового возраста вмещающих отложений.

Остатки этих животных также встречаются совместно. Н. М. Ермолова, анализируя фауну, приходит к заключению, что жителей Мальты и Бурети окружали ландшафты, напоминающие лесотундры и холодные лесостепи. Климат же был теплее, чем современный климат лесотундровых районов.

Стоянки второй (14 - 16 м) террасы (Красный Яр, Черемушник, Федяево и др. ) также залегают в покровных отложениях (рис. 57). В них есть погребенные почвы, кое - где деформированные, вероятно, мерзлотными процессами времени сартанского оледенения

Самые древние слои многослойных стоянок Красный Яр, Сосновый бор могут быть по возрасту весьма близкими с Мальтой и Буретью (несколько моложе их). Фауна млекопитающих также близка. Хотя есть и некоторые отличия. Например, в верхних горизонтах стоянки Красный Яр значительно увеличивается количество костных остатков лошадей (со стройными конечностями), хотя в общем облик фауны остается прежним. Это может быть объясняется расширением площадей, занятых перигляциальными степями с тундровыми элементами. В культурном слое стоянки Федяево имеются остатки благородного оленя и лося, что, возможно, связано с увеличением облесенности.

Из материалов южносибирских стоянок видно, как постепенно исчезал шерстистый носорог и мамонт. Причем, носорог исчез раньше мамонта. В культурных слоях стоянок заключительных фаз верхнего палеолита оба этих животных не встречаются. В северных же районах они обитали до конца верхнего плейстоцена, а мамонт может быть до начала голоцена. Разновременность вымирания шерстистого носорога и мамонта отмечается и для Европы.

Стоянки первой террасы (6 - 8 м) бассейна Ангары залегают в пойменном аллювии. Самая интересная из них - Усть - Белая (15 культурных слоев). Первая терраса в районе Усть - Белой аккумулятивная (рис. 57). В нижней части сложена русловым песчаногалечно - валунным аллювием. А верхняя часть террасы представлена в основном песками пойменной фации. В них и залегают культурные слои. Самые древние слои относятся или к самому концу верхнего палеолита, или к началу мезолита и залегают в отложениях конца сартанского оледенения.

Бассейн Алдана. За последнее десятилетие Ю. А. Мочановым были открыты и исследованы новые районы палеолитических стоянок (бассейны Алдана, Колымы, Индигирки, северо - западное побережье Охотского моря). Стоянки этой огромной территории, по мнению исследователя, образуют одну дюктайскую культуру. Для нее характерно большое число двусторонне обработанных орудий - ножей и наконечников копий (рис. 58). Стоянки расположены как на открытом воздухе, так и в пещерах. Многие из них многослойны. Продолжительность существования дюктайской культуры - около 25 тыс. лет (Мочанов, 1977). К дюктайской культуре, вероятно, относится и стоянка Ушки, открытая Н. Н. Диковым (1967) на Камчатке.

Большая ценность этих памятников в том, что они залегают в различных и весьма ясных геолого-геоморфологических условиях. По ним уже имеются абсолютные датировки (от 35 до 10 тыс. лет назад). Стоянки приурочены к различным участкам долины (от верхних до нижних ее частей). К сожалению, Геолого-геоморфологические особенности залегания охарактеризованы еще неполно. Из данных Ю. А. Мочанова следует, что самые древние стоянки (Усть - Миль II, Ихине II) залегают в нижней и средней части пойменного аллювия третьей (18 - 20 м) террасы, абсолютные датировки которого 33 - 35 тыс. лет. Более молодые слои этих стоянок (23 - 31 тыс. лет) также находятся в пойменном аллювии. Судя по абсолютным датам это стоянки каргинской эпохи. Более молодые стоянки залегают в пойменном аллювии второй террасы (12 - 13 м) и имеют датировки в 17 - 18 тыс. лет (Нижне - и Верхне - Троицкие стоянки). Самые молодые отложения пойменного аллкь вия этой террасы имеют возраст около 12 тыс. лет, т. е. стоянки этой террасы сартанские. Многослойная пещерная стоянка Дюктай также сартанская. Самые молодые слои палеолита имеют даты в 12 - 13 тыс. лет. Дюктайская пещера располагается всего лишь на 13 м выше уреза реки. По мнению С. М. Цейтлина, палеолитические слои Дюктайской пещеры соответствуют первой половине сартанского оледенения.

Встречающаяся в культурных слоях фауна верхнепалеолитическая (мамонт, шерстистый носорог, бизон, овцебык, лошадь, северный олень). Различий в ее составе в разновозрастных слоях не наблюдается. Пожалуй, можно лишь сказать, что Ю. А. Мочанов для стоянок второй террасы не указывает шерстистого носорога. Но является ли это свидетельством его отсутствия в это время, сказать трудно, ибо в других районах он обитал. Во время формирования третьей террасы в долине были лиственнично - сосновые леса с елью и березой, т. е. ландшафты, сходные с современными. Позже (во время формирования второй террасы) они сменились лесотундрой.

Дальний Восток. До недавнего времени верхний палеолит здесь не был известен. Теперь же открыт ряд стоянок на юге (бассейн Амура), а также на северо - западном побережье Охотского моря и на севере (Камчатка). Публикаций по стоянкам Дальнего Востока мало и в них приводятся лишь самые общие Геолого-геоморфологические особенности районов стоянок.

На юге Дальнего Востока относительно недавно стал известен ряд памятников на Амуре и его притоках. Одна из важнейших - стоянка Осиновская близ Уссурийска, открытая А. П. Окладниковым в 1957 г. Инвентарь ее нижнего слоя содержит тщательно обработанные чопперы и другие галечные орудия, скребла и ножи, изготовленные из широких пластин, снятых с леваллуазских нуклеусов. Теперь известен уже ряд памятников с осиновской культурой. Предполагается ранний возраст этих памятников. Известны здесь и более поздние памятники: пещера Географического общества на Сучане, грот Кумары и Кумары III на Амуре. В их инвентаре вместе с галечными орудиями встречаются резцы, скребки и двусторонне обработанные листовидные наконечники. А. П. Окладников и А. П. Деревянко (1975) полагают, что эти памятники тяготеют не к культурам приледниковой области Азии, а к комплексам более южных районов (Япония. Индокитай).

Интересная стоянка Ушки (среднее течение р. Камчатки). Четыре верхнепалеолитических слоя залегают в аллювии первой террасы. Во втором снизу культурном слое встречено погребение, в котором найдены бусы и подвески из камня, много охры. Скелет не сохранился. Для этого слоя Н. Н. Диков (1960) дает две датировки по С14 (14300 + 200 и 13600 + 250). Самый молодой верхнепалеолитический слой имеет дату в 10360 + 350 лет). Абсолютные даты и приуроченность стоянки к первой надпойменной террасе свидетельствуют о позднесартанском возрасте памятников.

Находки верхнего палеолита на северо - востоке СССР и на северо - западе Аляски отчасти проясняют проблему первоначального заселения Северной Америки. Большинство исследователей считают, что люди проникали туда сухопутным путем через так называемый Берингийский мост, в то время, когда пролив отсутствовал. Однако, на наш взгляд, это менее вероятно, нежели проникновение их по льду Берингова пролива.

К такому заключению нас склоняют следующие соображения. геолого-геоморфологичеекие - данные свидетельствуют, что последнее сухопутное соединение Евразии и Северной Америки было в эпоху зырянского оледенения, т. е. раньше 50 тыс. лет назад. В последующее время уровень Берингова пролива хотя и изменялся, но в общем был близок к современному или несколько выше. Сходная ситуация была на северо - востоке Евразии и на Аляске. Многие исследователи для эпохи от 50 до 25 тысяч лет назад здесь выделяют самостоятельную трансгрессию (Д. И. Гопкинс, О. М. Петров и др. ). О. М. Петров считает, что уровень Берингова пролива был на 5 - 6 м выше современного. Позже пролив не осушался. Палинологические данные и состав морской фауны свидетельствуют, что климат и ландшафты этой эпохи были близки к современным. О. М. Петров допускает даже, что климат был несколько теплее современного. Этот трансгрессивный этап является аналогом каргинской трансгрессии более западных районов Евразии.

Приуроченность культурных слоев стоянок ко второй и первой террасам не дает оснований для датировки их зырянским временем. Напротив, это указывает на более молодой (позднекаргинский или (и) сартанский) возраст. Абсолютные датировки стоянок

Камчатки и Северной Америки согласуются с таким заключением В зырянскую эпоху, когда уровень Берингова пролива был на десятки метров ниже, а размеры зырянских ледников не были большими, вероятно, совершилось проникновение из Евразии в Северную Америку ряда животных верхнепалеолитического комплекса (мамонт, бизон, северный олень, медведь и др. ). Не исключено, что проникновение этих животных произошло и раньше.

Средняя Азия и Казахстан. Верхний палеолит этих регионов до недавнего времени, кроме Самаркандской стоянки, исследованной Д. Н. Левом (1964), был представлен лишь подъемным материалом и находками из кремнеобрабатывающих мастерских, содержащих обычно как мустьерские, так и более поздние находки. Теперь обнаружен ряд стоянок залегающих in situ. Среди них есть и многослойные, нижние слои которых относятся к мустье. В Узбекистане это Кульбулак, Обирахмат и др. В Казахской ССР к верхнему палеолиту относятся Ачисая и Шугноу - в Таджикистане. Известны стоянки высоко в горах. Так, только что упомянутая стоянка Шугноу находится на высоте более 2000 м. Мезолитическая же стоянка Ошхана (Восточный Памир), по которой имеется дата около 95 тыс. лет, раположена на высоте в 4100 м. Однако верхнепалеолитических местонахождений здесь меньше, чем мустьерских. Это странное обстоятельство, возможно, объясняется тем, что часть верхнепалеолитических местонахождений принимается за мусть - ерские (В. А. Ранов).

Стоянки и местонахождения верхнего палеолита известны и в других районах (Красноводский полуостров, бассейн Амударьи и Сырдарьи, верхнего Иртыша, горные районы Средней Азии). Разнообразны и условия их залегания. Многие из местонахождений залегают в покровных лессовидных суглинках низких террас (табл. 6). На Красноводском полуострове известны находки нижне - и верхнепалеолитических орудий и отщепов (Янгаджа и др. ) в районе хазарских и хвалынских террас. Эти террасы хорошая опора для корреляций. Если в них будут обнаружены палеолитические слои in situ, то их геологический возраст определить нетрудно. Однако все находки с Красноводского полуострова собраны в переотложенном состоянии.

Находки культурных остатков в покровных лессовидных отложениях, в которых известны погребенные почвы, также очень важны для определения геологического возраста эпох палеолита. Возрастные генерации этих отложений определенно соотносятся с аллювием террас. Так, верхнепалеолитические местонахождения обычно связаны с покровными отложениями голодностепского и душанбинского террасовых уровней верхнего плейстоцена.

Важной особенностью ряда среднеазиатских верхнепалеолитических местонахождений является сходство их инвентаря с инвентарем мустьерских слоев. Так, в Обирахмате, который охарактеризован был ранее, верхнепалеолитические слои отличаются от мустьерйсих лишь увеличением количества верхнепалеолитических форм; индустрия становится менее грубой и менее архаичной, прогрессирует техника раскалывания кремня. Есть резцы, струги, скобели и ретушированные пластины.

На стоянке Кульбулак, о которой тоже уже шла речь (см. гл. V), верхнепалеолитические слои залегают в отложениях голодностепского цикла. Культурные слои I" II и III, по мнению М. Р. Касымова, могут датироваться верхним палеолитом. Однако в них тоже сохраняется связь с мустье. Верхний палеолит отличается большим совершенством отделки орудий и появлением клиновидного и призматического (?) нуклеуса. Также переходным от мустье к верхнему палеолиту является материал стоянки Бозсу (радиоуглеродная дата 38 000).

Схема строения аллювиальных отложений низких террас р. Белой и покровных образований в Мальтийской излучине и положение культурных горизонтов палеолита (по Э. И. Равскому и С. М. Цейтлину)

Рис. 57. Схема строения аллювиальных отложений низких террас р. Белой и покровных образований в Мальтийской излучине и положение культурных горизонтов палеолита (по Э. И. Равскому и С. М. Цейтлину)

1 - суглинок,

2 - лессовидные суглинки и супеси,

3 - лессовидные отложения, затронутые криогенными нарушениями,

4 - мелко - и тонкозернистый песок,

5 - средне - и крупнозернистый песок,

6 - гравий,

7 - галечник и валунник,

8 - щебень и глыбы,

9 - межледниковые погребенные почвы,

10 - межстадиальные нарушенные мерзлотой погребенные почвы,

11 - карбонатное землистое вещество,

12 - псевдоморфозы по жильным льдам,

13 - грунтовые жилы,

14 - находки остатков грызунов,

15 - ископаемые кротовины,

16 - культурные горизонты стоянки Усть - Белая,

17 - культурный горизонт стоянки Черемушник,

18 - культурный горизонт (нижний) стоянки Мальта,

19 - коренные породы

Шугноу (Таджикская депрессия, верховья реки Яхсу). Эта пятислойная стоянка располагается на высоте около 2000 м в верхней части разреза 50 - метровой (третьей) раннедушанбинской террасы (Ранов и Несмеянов, 1973). Два нижних культурных слоя залегают в суглинках мощностью до 3 м. В них есть прослои и линзы опес - чаненных суглинков и щебнисто - галечных отложений. В культурных слоях есть участки, обогащенные углистым материалом. А. А. Никонов, М. М. Пахомов идр. (1974) отмечают, что обитатели нижнего культурного слоя поселились здесь вскоре после выхода данной террасы из стадии поймы. В нижней части покровных отложений, перекрывающих пойменный аллювий, еще встречаются прослои аллювия: в самые сильные паводки терраса заливалась. К этому времени относятся два нижних культурных слоя. Три верхних приурочены делювиальным облессованным суглинкам мощностью до 10 м. В. А. Ранов и С. А. Несмеянов считают, что они формировались уже тогда, когда образовалась позднедушанбинская терраса.

Фаунистических находок мало. Сохранность костей плохая. Фауна во всех слоях однотипна. Преобладают остатки лошади. Вместе с ними встречаются остатки бизона, быка, барана или козла, сурка, черепахи. В отложениях, содержащих культурные слои, значительное (в среднем до 50%) количество пыльцы древесных пород (рис. 59). Среди них пыльца березы (преобладает, достигая иногда 40 - 60%), сосны, ели, кедра, ольхи, ивы (определена не только по пыльце, но и по углям), тополя. В отдельных образцах определена пыльца платана, ореха, ясеня и др. М. М. Пахомов считает, что в это время было расширение площадей, занятых древесной растительностью, нижняя граница которой опускалась ниже. Это объясняется похолоданием во время заключительных фаз последнего оледенения гор.

На стоянке вскрыта большая площадь и собрано свыше четырех тысяч каменных предметов. Автор раскопок все слои считает остатками кратковременных охотничьих лагерей. Самый верхний слой он датирует мезолитом, а четыре нижележащих - верхним палеолитом. Галечных орудий в Шугноу нет. В верхнем слое встречены мелкие изогнутые ножевидные пластины, но есть и крупные. Из орудий имеются скребки концевые и нуклевидные. Резцов мало, есть долотовидные орудия и пластины с зубчатой ретушью. Во втором слое пластин нет, они как бы заменяются мелкими отщепами. Есть концевые скребки на пластинах и отщепах, нередко достаточно крупные. Отмечают скребла, выемчатые орудия, проколки, провертки. Специфическая черта инвентаря второго горизонта - многочисленные и разнообразные острия с затупленной сПинкой или естественным обушком. В третьем и четвертом слоях материала мало. Он содержит преимущественно крупные пластины и отщепы мустьероидного облика. Однако среди находок имеется характерный для верхнего палеолита торцовый нуклеус. По технике раскалывания нижние слои тяготеют ко второму слою.

Орудия дюктайской культуры (1 - 7) (по Ю. А. Мочанову)

Рис. 58. Орудия дюктайской культуры (1 - 7) (по Ю. А. Мочанову)

Самаркандская стоянка была открыта еще в довоенные годы. Располагается в черте Самарканда в отложениях 10 - метровой террасы. В районе стоянки имеется две террасы (10 и 15 - 17 м высотой). Культурные слои залегают на нижней террасе, в делювиальных или делювиально - пролювиальных суглинках мощностью до 3 - 5 м. В. А. Ранов и С. А. Несмеянов (1973) считают, что отложения с культурными слоями формировались после образования позднеголодностепской террасы, т. е. около 16 тыс. лет назад. Таким образом, Самаркандская стоянка молодой памятник, относящийся к самому концу верхнего плейстоцена. В последние годы культурные остатки в районе Самаркандской террасы встречены и в отложениях второй, 15 - 17 метровой террасы, где они вскрыты на глубине около 5 м. Возрастные соотношения культурных слоев нижней и верхней террас пока неясны.

В археологическом отношении все исследователи отмечают близость Самаркандской стоянки к памятникам Сибири (Лев, Окладников и др. ). На стоянке имеется три культурных слоя, обнаруживающих, по мнению Д. Н. Лева, генетическую связь как между собой, так и с местными мустьерскими культурами. В нижнем слое обнаружены остатки жилищ (?), очаги, скопления охры, антропологические остатки. Фауна немногочисленна (лошадь, осел, верблюд, благородный олень). Сохраняется мустьерская техника раскалывания. Имеются архаичные формы орудий (скребла, остроконечники, галечные орудия). Есть и нуклевидные орудия. мелкие скребки, скобели и долотовидные орудия. Резцов нет.

К заключительным этапам верхнего палеолита относится стоянка Ходжа - Гор (Фергантская впадина, правобережье реки Исфары), открытая А. П. Окладниковым еще в 1954 г. В. А. Ранов и С. А. Несмеянов считают, что по геолого-геоморфологическим данным она относится к самому концу верхнего плейстоцена. Люди здесь жили в конце формирования отложений голодностепского комплекса (табл. 6) и может быть в самом начале аккумуляции сырдарьинского комплекса (начало голоцена). Культурные остатки, не образующие четко выраженного слоя, залегают в лессовидных отложениях, плащеобразно перекрывающих конус выноса. Лессовидные суглинки селевого происхождения. В таком случае культурные остатки возможно и переотложены, а возраст их более древний. В. А. Ранов и С. А. Несмеянов отмечают, что в районе местонахождения в бортах сая есть находки отдельных обработанных кремней. Не исключена одновременность обитания людей с образованием отложений конуса выноса.

Из изложенного видно, что среднеазиатский верхний палеолит начинает играть большую роль в выяснении истории этой эпохи, что очень важно, так как Средняя Азия находится на стыке трех провинций, имеющих свои традиционные особенности в изготовлении орудий и технике раскалывания. В памятниках Киргизии выявляется сходство с Переднеазиатскими памятниками (Ходжа - гор). Оно выражается в наличии мелких острий с притуплённым краем и правильных скребков на пластинах. Самаркандская стоянка тяготеет к сибиро - монгольским памятникам. То же до известной степени можно сказать и про Шугноу I, хотя в ее втором слое имеются нехарактерные для этого района острия, которые В. А. Ранов считает выполненными в граветтийской технике.

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
Археологическая характеристика олдувайской и ашельской эпох (М. Д. Гвоздовер). Книга "Природа и Древний Человек"
Геолого-геоморфологическая и археологическая характеристики ашельских местонахождений (М. Д. Гвоздовер. Г. И. Лазуков). Книга "Природа и Древний Человек"
Древние люди (палеоантропы) (В. М. Харитонов. В. П. Якимов)
Орудия труда Древнего Человека. Фотогаллерея. Орудия труда
Часть 2. Книга "Природа и Древний Человек"

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.