Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРИРОДЫ СРЕДНЕ - И ПОЗДНЕВАЛДАЙСКОГО ВРЕМЕНИ

В скобках даны названия этой эпохи, которые особенно часто употребляются для Русской равнины и Сибири. Сведения по отложениям и палеогеографическим условиям этого времени обширные. Отложения представлены многочисленными генетическими типами: аллювием, озерными, болотными, элювиальными и др. Рельеф времени среднего валдая был близок к современному, но имелись и отличия, особенно выразительные для северных районов, куда проникали материковые льды и воды морской каргинской трансгрессии. Черное море и Каспий испытывали в это время регрессивную фазу развития.

Одни исследователи считают, что географические условия средневалдайского времени были межледниковыми, другие, наоборот - ледниковыми. Так, А. А. Величко, Л. Н. Вознячук, Н. С. Чеботарева и др.. говорят об оледенении. Средний валдай, по их мнению, эпоха с суровым климатом и широким распространением вечной мерзлоты не только в Сибири -, но даже на юге Русской равнины. Этими авторами признаются и потепления, но все же, как считают они, на Русской равнине господствовали перигляциальные условия, а в Скандинавии шла аккумуляция ледниковых масс, распространившихся на равнину позже, лишь около 20 тыс. лет назад. А. А. Величко, Т. Д. Морозова и др. (1976) для времени 30 - 33 тыс. лет назад выделяют эпоху чрезвычайно суровых мерзлотных условий. Более суровые за весь плейстоцен мерзлотные условия, по их мнению, были лишь в конце верхнего плейстоцена (20 - 15 тыс. лет назад).

Сторонники межледникового характера средневадцайской эпохи (В. П. Гричук, И. И. Краснов, А. И. Москвитин и др. ) признают близкие к современным климатические и ландшафтные условия. Они считают, что в эпоху климатического оптимума обширные пространства Русской равнины занимали леса, а в центральных районах в немалом количестве произрастали и широколиственные породы. Климат был прохладнее, чем в микулинское время. Климатический оптимум относится к интервалу от 50 до 40 тыс. лет назад (Е. П. Заррина, Я. - М. К. Пуннинг, Л. Р. Серебрянный, А. В. Раукас и др. ). В это время даже на севере Скандинавии существовала редкостойная тайга и березовое криволесье, что свидетельствует о полном распаде ледникового покрова. Более поздние фазы были прохладнее. Рядом исследователей здесь выделяются два теплых (40 - 32 и 29 - 25 тыс. лет назад) и холодный (32 - 29 тыс. лет назад) интервалы.

На юге Русской равнины в средневаддайское время на водоразделах господствовала степная, а в долинах рек и балках - лесная растительность. Судя по пыльцевым данным (А. Т. Артюшенко, Н. С. Болиховская, Г. А. Пашкевич и др. ), здесь произрастали и широколиственные породы (граб, дуб, вяз, липа и др. ). В. П. Гричук (1972) южную границу лесной зоны в фазу климатического оптимума проводит в среднем течении Сулы, т. е. приблизительно там, где она проходит и ныне. Все это свидетельство межледникового характера этой эпохи. Об этом говорят и широко распространенные на юге погребенные почвы этого времени, формировавшиеся в лесостепных и степных условиях.

Мы на основании имеющихся материалов (в том числе по ряду палеолитических стоянок) склонны считать средневалдайскую эпоху межледниковьем. Материалы по каргинской эпохе Сибири свидетельствуют о том же. Она лучше изучена для севера Западной Сибири (С. А. Архипов, В. С. Волкова, В. АЗубаков, Н. В. Кинд, Г. И. Лазуков, В. Н. Сакс, С. А. Стрелков, С. Л. Троицкий и др. ). Абсолютные датировки свидетельствуют, что это время продолжалось от 50 до 25 - 22 тыс. лет и сопровождалось неоднократными колебаниями климата. В целом климат и растительность были близки к современным. Сходным было и распространение многолетней мерзлоты. Среди исследователей Сибири, пожалуй, никто не считает каргинское время суровым. Природная обстановка северо - восточных районов Евразии тоже была близка к современной. Это создавало благоприятные условия для обитания верхнепалеолитической фауны (мамонт, шерстистый носорог, лошадь, бизон, северный олень и др. ). Абсолютные датировки некоторых ископаемых животных - мамонтов, шерстистых носорогов и др. - указывают на обитание их в каргинскую эпоху, т. е. 40 - 30 тыс. лет назад. Найденные вместе с ними палеоботанические материалы указывают на природные условия, близкие к современным.

ПОЗДНЕВАЛДАЙСКАЯ (ОСТАШКОВСКАЯ, САРТАНСКАЯ) ЭПОХА

К ней относится время от 25 - 20 до 10 тыс. лет назад, когда значительные пространства вновь были покрыты льдами. Считается, что фаза их максимального распространения была 20 тыс. лет назад. И действительно, абсолютный возраст самых молодых отложений, подстилающих морену в зоне наибольшего распространения льдов на Русской равнине, определен в 21 тыс. лет. Размеры оледенения были меньшими в сравнении со всеми более древними оледенениями. Если мы признаем теплую средневалдайскую эпоху, то невольно возникает сомнение: каким же образом за такой короткий срок (от 25 до 20 тыс. лет назад) ледниковый покров мог образоваться, разрастись до трех километров мощности и распространиться более чем на тысячу километров от ледникового центра? Расчеты гляциологов отрицают возможность столь быстрых темпов роста ледниковых покровов (П. А. Шумский, А. Н. Кренке, В. Г. Ходаков и др. ). В. Г. Ходаков, например, самым вероятным считает, что от зарождения ледника до его полного развития должно минуть 35 тыс. лет. Он не исключает, что рост ледникового покрова мог занять и несколько десятков тысяч лет. На наш взгляд, наиболее вероятен этот последний вариант, особенно если учесть, что климат был довольно континентальным.

Территории, покрывавшиеся последним ледником, имеют хорошо выраженный ледниково - аккумулятивный рельеф. В Европейской части СССР в фазу максимального развития материковые льды занимали северо - западные районы (Прибалтика, север Белоруссии, Псковская, Новгородская, Ленинградская области и др. ). Граница ледника здесь в основном совпадает с Валдайской возвышенностью. На северо - востоке Русской равнины оледенение было более скромным. Льды встречались только в предуральских районах, лишь местами образуя ледники у подножия гор. В основном же ледники были горно - долинными. Подобная ситуация была и в Зауралье. Во многих долинах Приполярного и Полярного Урала имеются свежие конечно - моренные гряды. Горно - долинный характер оледенения в Сибири убедительно был доказан В. Н. Саксом (1948). Его вывод остается верен и ныне. Тенденция сокращения ледяного покрова с запада на восток типична для поздневалдайского и других древних оледенений и связана с увеличением континентальности климата при движении из Европейской России на восток в Азиатскую Россию.

На северо - западе Русской равнины поздневалдайское оледенение оставило после себя мощные (до 100 м и более) толщи моренных, флювиогляциальных и озерно - ледниковых отложений, слагающих конечно - моренные гряды, камы, озы, зандровые равнины и т. д. Строение отложений и рельефа свидетельствует о сложной и очень изменчивой динамике ледникового покрова. Здесь имеется несколько крупных хорошо выраженных конечно - моренных гряд. Значительные площади имеет рельеф, созданный талыми ледниковыми водами (плоские равнины, местами с лестницей террас).

Наиболее выразительны, безусловно, конечно - моренные гряды, фиксирующие подвижки краевой зоны ледника после его максимального разрастания.

Поворотной фазой в развитии ледникового покрова была крестецкая стадия. После нее начался интенсивный распад ледникового покрова. На обширных пространствах возникли огромные прилед - никовые бассейны, на что указывают обширные удивительно плоские озерно - ледниковыеравнины (Приильменская, Псковская, Невская и др. ). Севернее полосы озерно - ледниковых равнин вновь отмечаются прекрасно выраженные конечно - моренные образования лужской и невской стадий. Невская стадия на территории СССР была самой молодой.

Деградация ледника протекала неравномерно и сложно. Это отразилось в весьма своеобразном развитии речной сети и строении

речных долин. Количество речных террас изменяется от 1 до 7. Весьма изменчивы и их высоты. Долины внеледниковых районов Русской равнины ко времени осташковского оледенения морфологически были уже близки к современным. В них шло формирование первой надпойменной террасы.

Для Западной Сибири до недавнего времени считалось почти общепризнанным, что в конце, верхнего плейстоцена было сартанское горно - долинное оледенение, в общем соответствующее осташковскому оледенению Русской равнины. На наш взгляд, этот вывод правильный. Однако в последнее десятилетие были высказаны (сначала С. Л. Троицким, а затем и рядом других исследователей) существенно иные взгляды. Из них следует, что это оледенение было значительно большим. Его льды достигали даже центральных районов Гыданского полуострова. Южную границу этого оледенения на Средне - Сибирском плоскогорье С. Л. Троицкий проводит на 500 - 600 км южнее, чем проводилось недавно. Получается, что здесь ледниковый покров был лишь чуть меньше самаровского ледникового покрова.

На наш взгляд, в подобных построениях имеются существенные противоречия. Например, получается, что на северо - востоке Западной Сибири оледенение было во много раз более мощным, чем на северо - западе Западной Сибири и чем даже на северо - востоке Русской равнины (I). Это несоответствие "противоестественно". Оно явно противоречит общей тенденции уменьшения размеров всех плейстоценовых оледенений с запада на восток. В действительности же таких противоречий нет. На самом деле к ледниковым отложениям конца верхнего плейстоцена, на наш взгляд, отнесены образования иного происхождения и возраста (в том числе и сред - неплейстоценовые морские и ледниково-морские отложения ямальской трангрессии).

На Кавказе оледенение в конце плейстоцена было меньше предыдущего. Снеговая граница находилась на 400 - 500 м выше, чем в ранние стадии. Конечные морены имеют свежий облик. Основные очаги оледенения располагались в тех же районах, что и в предыдущие оледенения. Несмотря на меньшие размеры ледников, ландшафтные изменения этой эпохи были значительными. Велико было влияние этих изменений среды и на человека. Как и в более ранние стадии, человек высоко в горах не обитал. Пещеры, заселенные в ашельское и раннемустьерское время, в позднем палеолите были необитаемы. Основная часть стоянок верхнего палеолита находится в расположенных значительно ниже пещерах и в Причерноморье.

Горные системы Средней Азии в верхнем плейстоцене также имели значительное оледенение. Однако большинством исследователей оно признается за единое ледниковье, состоящее из нескольких стадий. В рассматриваемую эпоху размеры ледников были меньше, чем в начальные фазы верхнеплейстоценового оледенения. В этом отражается общая для горных и равнинных ледников особенность, обусловленная большей континентальностью климата. Судя по тому, что на Памире на высоте около 4 км открыта мезолитическая стоянка (абс. дата около 10 тыс. лет) (см. ниже), в то время здесь были уже вполне благоприятные условия для обитания людей.

Значительный очаг оледенения существовал в Алтае - Саянской горной области. Однако и здесь горно - долинное сартанское оледенение было меньше зырянского. Свежие конечно - моренные гряды, перегораживающие долины, троги, цирки - впечатляющие следы этого палеогеографического этапа. На юге Дальнего Востока самые яркие следы оледенения имеются на Сихотэ - Алине. Оледенение не вышло за пределы гор и было меньше зырянского.

Во внеледниковых областях СССР в поздневалдайское время также была своеобразная палеогеографическая обстановка. Самые характерные образования этого времени - лессы и лессовидные отложения распространены от западных районов СССР до Якутии и северо - востока Евразии. На Русской равнине, где лессы изучены лучше, к эпохе последнего оледенения обычно относят два - три горизонта лесса и разделяющие их погребенные почвы (В. Г. Бондарчук, М. Ф. Веклич, А. А. Величко, П. К. Заморий, В. И. Крокос, Т. Д. Морозова, А. И. Москвитин, Н. А. Сиренко, И. Л. Соколовский и др. ). Особенно полно такие отложения представлены на юге. Севернее в центральных районах погребенные почвы встречаются редко (А. А. Величко, Т. Д. Морозова и др. ). Лессы имеют значительные (до 10 - 15 м) мощности и залегают на водоразделах и на надпойменных террасах. В лессах и погребенных почвах найдены многие верхнепалеолитические стоянки.

Как ни странно, но корреляции лессов с отложениями ледниковых районов до сих пор дискуссионны. Большинством исследователей витачевская почвенная свита коррелируется со средневалдайскими отложениями. Однако М. Ф. Веклич, Н. А. Сиренко и др. (1976) к среднему валдаю относят более молодую дофиновскую почву, а витачевскую считают нижневалдайской. К этому времени они относят удайский и бугский лессы. С осташковским горизонтом сопоставляется только причерноморский лесс. Большинством исследователей считается, что лессы формировались в перигляциальных условиях - при отсутствии древесной растительности, при наличии многолетней мерзлоты. Некоторые исследователи считают, что многолетняя мерзлота доходила почти до побережья Азовского и Черного морей. А. А. Величко (1973) к этой эпохе относит главную за весь плейстоцен фазу похолодания и максимального распространения наиболее суровой многолетней мерзлоты. Эти заключения базируются главным образом на анализе так называемых мерзлотных явлений (ледяные клинья, псевдоморфозы по повторножильным льдам и т. п. ), но недостаточно учитываются другие (особенно палеонтологические) данные, в том числе и материалы по стоянкам верхнего палеолита.

В. П. Гричук (1973), говоря о растительности позднееалдайского времени, отмечает, что до сих пор наши знания о ней еще гипотетичны. В частности, очень слабо выяснены особенности изменения растительности в различные фазы оледенения. Весьма неполно известна и растительность фазы максимального распространения льдов. В. П. Гричук указывает, что типы растительности того времени специфичны, не имеют аналогов в современных условиях, свидетельствуют о резко континентальном климате и меньшей зональной дифференциации. Вблизи края ледника простиралась приледниковая растительность. Основу ее составляли редколесья с березой, елью и лиственницей. Приледниковая растительность вдоль края ледника простиралась сравнительно узкой (300 - 350 км) полосой. Южнее была растительность лесостепного типа с березовыми колками, сосновыми перелесками, а реже и с таежными лесами.

На юге Русской равнины были перигляциальные степи, доходившие до берегов новоэвксинского бассейна, береговая линия которого располагалась в северной части акватории современного Черного моря. На месте Азовского моря была суша. На его дне местами вскрыты континентальные лессовидные отложения. В бассейне Каспия, напротив, была позднехвалынская трансгрессия (О. К. Леонтьев, Г. И. Рычагов, П. В. Федоров и др. ). Т. А. Александрова (1974) для прикаспийских, районов этого времени реконструирует лесостепные ландшафты с участием широколиственных пород. В. П. Гричук (1973) для некоторых районов (юг Волыно - Подольской и Приволжской возвышенностей, Донецкий кряж) также указывает произрастание некоторых широколиственных пород. А. Т. Артюшенко и др (1972) для эпохи формирования так называемой, дофиновской почвы, развитой в верхней части лессовой толщи юга Украины, указывает долинные и байрачные леса с широколиственными породами. Н. С. Болиховская (1976) также допускает произрастание широколиственных пород. Нам представляется, что на юге Русской равнины климат поздневалдайской эпохи не был чрезмерно суровым даже в фазу максимума оледенения. В эпохи же потеплений, которые были неоднократными, произрастание лесных массивов с широколиственными породами вполне допустимо.

В Сибири перигляциальная растительность степного типа имела еще более широкое распространение (В. С. Волкова, М. Р. Вотах, Р. Е. Гиттерман, Л. В. Голубева, М. П. Гричук, Г. М. Левковская, О. В. Матвеева, Н. С. Соколова и др. ). В ее составе было много ксерофитов, указывающих на резкую континентальность климата. Многими считается, что лесная растительность в Западной Сибири отсутствовала. На юге Восточной Сибири леса произрастали, но на меньшей площади, чем в каргинское время и ныне. К тому же они были и более бедного видового состава (господствовали береза и лиственница). В горах и на плоскогорьях, свободных ото льдов. господствовали горные тундры и редколесья.

Обширные пространства были заняты редколесьями и в центральных районах Западной Сибири. Здесь лишь по долинам самых крупных рек произрастали небольшие лесные массивы. Севернее господствовали тундровые и лесотундровые ландшафты. В северовосточных районах Азии ландшафтные изменения были не такими резкими.

Несмотря на значительные изменения климата, фауна млекопитающих, по - видимому, изменилась слабо, т. е. продолжал существовать верхнепалеолитический комплекс. Правда, здесь надо иметь в виду, что основные местонахождения фауны известны из южных районов и нет строго датированных ее местонахождений. Словом, пока нельзя оценить характер и масштабы миграций животных под влиянием изменений климата и ландшафтов. Существенные перестройки фауны отмечены лишь для самого конца верхнего плейстоцена и, вероятно, для начала голоцена. Вымирают мамонт, шерстистый носорог, овцебык; сокращается ареал и численность северного оленя, песца, сайги, бизона. Коснулось это обитателей тундровых, лесных и степных ландшафтов.

Главная причина исчезновения и сокращения численности многих видов животных лежит в изменении климата и ландшафтов. Однако некоторые исследователи, например И. Г. Пидопличко, за основную причину вымирания признают истребление животных верхнепалеолитическим человеком. В последнее время высказываются даже мнения о том, что в этом "повинны" изменения магнитного поля Земли. Так, П. В. Василик (1974) исчезновение некоторых животных в самом конце верхнего плейстоцена связывает с последней инверсией полюсов, которая была 12 - 10тыс. лет назад. На наш взгляд, какими бы предпосылками ни предопределялись те или иные изменения органического мира (в том числе и фауны), главными причинами этих изменений несомненно являлись изменения климата и всей географической среды.

Довольно широко распространено мнение, что в эпоху последнего оледенения (20 - 10 тыс. лет назад) холодовыносливые животные (северный олень, песец) особенно далеко проникли на юг вплоть до юго - запада Франции и северных районов Испании. Это связывается с самым большим за весь плейстоцен похолоданием и широким распространением перигляциальных ландшафтов (А. А. Величко, Т. Д. Морозова и др. ). Однако холодовыносливые животные на таких обширных пространствах встречались не только в это время, но и в более ранние эпохи. Например, существуют находки холодовыносливых животных в культурных слоях стоянок, датируемых временем в 35 - 25 тыс. лет назад. Есть они и в мустьерских стоянках Западной Европы (на юге Франции). А между тем находки этих животных часто служат для доказательства максимального похолодания именно в конце плейстоцена.

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
Древние люди (палеоантропы) (В. М. Харитонов. В. П. Якимов)

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.