Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

ГЕОЛОГО-ГЕОМОРФОЛОГИЧЕСКАЯ И АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА МУСТЬЕРСКИХ МЕСТОНАХОЖДЕНИЙ

В Советском Союзе можно выделить несколько районов мустьерских памятников, по которым делаются выводы о происхождении культур и об их эволюции: Кавказ, Прикубанье, Крым, бассейн Днестра и Прута, центр Русской равнины, Средняя Азия.

РУССКАЯ РАВНИНА

Мустьерские местонахождения распространены на многие сотни километров севернее ангельских. Однако и в это время основная масса поселений тяготела к южным районам СССР. Самое большое количество мустьерских местонахождений известно в бассейнах Днестра, Прута и Днепра, а также в Приазовье. Бассейн Волги беден местонахождениями.

Бассейны Днестра и Прута. Бассейны этих рек - один из основных районов распространения мустьерских стоянок на Русской равнине. Здесь обнаружено более 50 местонахождений, представленных открытыми и пещерными стоянками, а также подъемным материалом. В долине Днестра особенно интересны многослойные памятники Молодова I и V, Кормань IV, в которых выше мустьерских слоев лежат верхнепалеолитические и мезолитические слои. В бассейне Прута назовем Старые Дуруиторы и Бутешты.

Основной вклад в изучение археологии днестровского мустье сделан А. П. Чернышом и Н. К. Анисюткиным, а геолого-геоморфологических и палеогеографических условий - И. К. Ивановой. Долина Днестра - один из самых важных районов палеолита. Поэтому остановимся на характеристике ее основных геологогеоморфологических особенностей, столь важных для определения "места" разновозрастных палеолитических памятников в общей хронологии плейстоцена.

Геолого-геоморфологический облик разных участков долины Днестра различен и предопределен в основном структурно - тектонической основой. Верхние участки долины узкие и глубокие. При выходе из Карпат долина расширяется, но при пересечении Волыно - Подольской возвышенности вновь сужается. Местами она имеет каньонообразный характер, что обусловлено преобладанием тектонических поднятий. Здесь имеется 11 - 12 эрозионно - аккумулятивных террас. В Причерноморской низменности долина вновь расширяется, а террасы становятся аккумулятивными. Строение террас и их высоты на разных участках долины различаются. Самые низкие террасы на нижнем Днестре (Иванова, 1969).

Лучше изучены террасы среднего Днестра, где сосредоточены основные памятники палеолита. Верхние (XI - VI) террасы - плиоценовые. Их высоты более 150 - 160 м. Мощности аллювия менее 10 м. Террасы маскируются покровными образованиями. Более низкие террасы (V - I) плейстоценовые. Пятая (колкотовская) терраса возвышается над урезом на 110 - 120 ми содержит костные остатки животных тираспольского комплекса. Первая надпойменная терраса имеет высоту 10 - 15 м. На всех террасах (кроме первой) имеется покров делювиальных отложений с несколькими горизонтами погребенных почв. Мощность покрова до 25 - 30 м. Древние горизонты покровных отложений развиты только на высоких террасах (выше шестой), представлены краснобурыми глинами. На них залегают лессы или лессовидные суглинки и супеси. С лессами и лессовидными отложениями связано большинство мустьерских и верхнепалеолитических стоянок.

Аллювий всех террас имеет сходный облик и строение. Русловые фации представлены гравием, галькой и разнозернистыми песками с гравийно - галечным материалом. Пойменные и старичные фации - в основном супеси и суглинки. Мощности аллювия около 10 - 15 м. В нижнем течении Днестра аллювий замещается лиманными и морскими отложениями, что позволяет коррелировать формирование долины Днестра с развитием Черного моря.

Одной из самых ранних мустьерских стоянок является стоянка Выхватинцы. Она находится в гроте. Особенность этой стоянки заключается также в том, что здесь мустьерский слой располагается недалеко от ашельского слоя единственного местонахождения (Выхватинцы III), лежащего в базальных слоях III террасы. Мустьерская стоянка, вероятно, соответствует уровню II террасы (Иванова, 1969). В культурном слое встречены остатки ранней формы мамонта, северного оленя, пещерного медведя, бизона. И. К. Иванова полагает, что палеоантропы обитали здесь в самом конце микулинского межледниковья. Предположителен и археологический (мустьерский) возраст стоянки, так как исследователи датируют ее от ашеля до мустье. В последние годы в Выхватинском гроте возобновили работы Н. А. Кетрару и Н. К. Анисюткин, установившие в нем два слоя. По Н. А. Кетрару (1973), оба они позднеашельские.

Самые интересные и важные стоянки - Молодова I и V (рис. ) и Кормань IV (долина Днестра, Черновицкая обл. ). На стоянке Молодова V десять верхнепалеолитических и четыре мустьерских слоя. На Молодова I - три верхнепалеолитических и пять мустьерских. В Кормани IV также имеются верхнепалеолитические и мустьерские слои. Стоянки расположены недалеко друг от друга, однако геоморфологические условия несколько отличаются (Иванова, 1961 и др. ) - Молодова V располагается в отложениях делювиального шлейфа на склоне III надпойменной террасы, а Молодова I - также в основном в отложениях делювиального шлейфа, но он залегает на аллювии II надпойменной террасы. Именно временем завершающих фаз образования II террасы и начальными фазами аккумуляции на ее поверхности делювиального шлейфа датируются мустьерские слои.

Геологические профили района стоянок Молодова I и Молодова V (по И. К. Ивановой)

Рис. 29. Геологические профили района стоянок Молодова I и Молодова V (по И. К. Ивановой)

1 - палеозойские глинистые сланцы,

2 - "песчаники Молодовы" (верхний ордовик), 3 - толща сеноманских отложений с выдержанными прослоями кремневого щебня и глауконитовыми песками верхней части,

4 - горизонт сгруженных кремневых желваков и щебня (верхний мел? палеоген?),

5 - миоценовые известняки, Дочетвертичные породы:

6 - аллювиальные отложения 6 - й террасы;

7 - кремневый щебень в толще четвертичных отложений;

8 - ископаемые почвы;

9 - суглинки, местами опесчаненные и переходящие в супеси;

10 - переслаивание ярко - желтых и светлосерых суглинков и супесей с тонким "сажистым" прослоем между ними;

11 - аллювиальные отложения низких террас Днестра;

12 - лессовидные "мадленские" суглинки ;

13 - покровные суглинки высоких поверхностей;

14 - буровые скважины ;

15 - раскопы и глубокие шурфы

Аллювий II надпойменной террасы И. К. Иванова датирует микулинским межледниковьем. В это время была карангатская трансгрессия, отложениями которой в низовьях Днестра замещается аллювий II террасы. В нем содержится теплолюбивый комплекс моллюсков (Лунгерсгаузен, 1938; Чепалыга, 1967). Наиболее показательны Corbicula fluminalis, Melanopsis praerosa, Unio ater и др. Судя по фауне, формирование аллювия происходило в более благоприятных условиях, чем ныне или во время образования III террасы Днестра. (Хотя последняя формировалась также при теплом климате и в составе комплекса моллюсков имеется Corbicula fluminalis). Укажем, что в отложениях конца микулинского межледниковья, когда климат был еще теплый, И. К. Иванова (1969) указывает находки северного оленя и ранней формы мамонта.

Отложения с мустьерскими слоями Молодова I и V делювиально - пролювиального генезиса (рис. 49). Культурные слои залегают на глубине 8 - 12 м. В них имеются остатки мамонта (ранняя форма, ), северного оленя, лося, лошади, оленя, бурого медведя. В зольной массе очага определена пихта. Среди моллюсков встречаются довольно теплолюбивые формы (например, Arianta arbustorum). И. К. Иванова и А. П. Черныш для углей приводят даты 40 тыс. и 45 тыс. лет назад. И. К. Иванова обитание мустьерцев относит к одному из потеплений ранневалдайского (калининского) оледенения, считая климат этого времени прохладнее современного. Здесь господствовали лесостепи. В лесных массивах преобладали, вероятно, хвойные породы.

В. П. Гричук (1969) мустьерские слои Молодовы I и V синхронизирует с верхневолжским интерстадиалом, сопоставляя их с некоторыми разрезами Южных Карпат, в которых, по споровопыльцевым данным довольно много пыльцы пихты (до 50%) и есть пыльца широколиственных пород (разрез Горбах II). Предполагается, что в эту эпоху границы растительных поясов снижались на 600 м. Такая корреляция очень гипотетична, ибо базируется главным образом на определении в мустьерских слоях молодовских стоянок углей пихты. Они встречаются здесь не только в мустьерских, но и верхнепалеолитических слоях (табл. 6). К тому же вряд ли правильно допускать такой большой временной интервал между мустьерскими слоями (верхневолжский интерстадиал) и верхнепалеолитическими (брянская эпоха).

Стратиграфическое положение стоянок в бассейне Десны (по А. А. Величко)

Рис. 30. Стратиграфическое положение стоянок в бассейне Десны (по А. А. Величко)

1 - нижнечетвер тичныё отложения;

2 - днепровские ледниковые отложения;

3 - следы почвообразования днепровско - московского времени;

4 - микулинская погребенная почва (мезинский комплекс),

5 - нижний лессовый горизонт основного комплекса валдайских лессовых отложений (лесс 1) ;

6 - брянская ископаемая почва;

7 - средний горизонт лесса (лесс 2) ;

8 - уровень оглеения;

9 - верхний горизонт лесса (лесс 3), нарушенный мерзлотными клиньями;

10 - верхний (переотложенный) комплекс валдайских лессовидных отложений;

11 - постлессовая реликтовая почва, венчающая этот комплекс;

12 - вторая надпойменная терраса валдайского времени;

13 - первая надпойменная терраса валдайского времени;

14 - погребенный аллювиальный комплекс, верхняя часть которого имеет валдайский возраст;

15 - верхнемеловые отложения (писчий мел) ;

16 - верхнемеловые глауконитовые пески с горизонтом фосфоритов;

17 - позднепалеолитические стоянки;

18 - местонахождения устьерских орудий. Стоянки: I - Пушкари I, II - Погон, III - Чулатово II,

IV - Бугорок,

V - Супонево,

VI - Тимоновка,

VII - Елисеевичи,

VIII - Юдиново,

IX - Карачиж,

X - Чулатово III,

XI - Хотылево,

XII - Неготино

Мустьерские слои в Молодове I и V были вскрыты на большой площади. Культурные остатки представлены в основном кремневыми орудиями, отшепами и ядрищами, очагами, костным и древесным углем, костями животных. А. П. Чернышом (1960) в четвертом мустьерском слое Молодова I были открыты остатки жилища овальной формы (7x10 м), построенного из костей мамонта (рис. 50). Это было первое открытие жилищ мустьерской эпохи. Жилище по основанию стен было обложено костями мамонта. В конструкцию входило много костей мамонта. Внутри жилища сохранились остатки 15 очагов с древесным и костным углем, обнаружены песчаниковые терочники, песты и кухонные остатки. Очень много обработанного кремня. Мощность культурного слоя в жилище 12 - 15 см. Подобное жилище было открыто и на Молодова V.

Кремневый инвентарь Молодовы I и V принадлежит одной культуре. Для него типичны леваллуазская техника расщепления и довольно совершенные заготовки. Процент готовых орудий низок. Больше всего продольных, прямых и выпуклых, иногда двойных скребел. Есть ретушированные леваллуазские острия и мустьерские остроконечники. Совсем нет двусторонне обработанных орудий. А. П. Черныш (1965) датирует эти слои поздним мустье. Г. П. Григорьевым была выделена молодовская культура, относящаяся к леваллуазскому пути развития. По В. Н. Гладилину, эти памятники относятся к варианту обычного мустье.

Очень важна пятнадцатислойная стоянка Кормань IV, на которой в мустьерских слоях также обнаружены остатки жилищ. Все культурные слои (от раннего мустье до мезолита) залегают в покровных лессовидных отложениях с пятью погребенными почвами и гумусовыми горизонтами. Мощность некоторых из них достигает более 2 м. Остатки животных, древесного угля, разновозрастных культурных слоев, жилищ вместе с особенностями строения разреза делают стоянку Кормань IV важнейшим памятником всей Русской равнины. Присутствие нескольких гумусированных горизонтов и погребенных почв может явиться "ключом" для корреляции и со стоянками Западной Европы.

Стинковская группа местонахождений находится примерно в 45 км выше Молодовы по Днестру в окрестностях городка Хотина. В нее входит двуслойная стоянка Стинка I (верхний слой которой переотложен, а нижний частично сохранился in situ), Стинка II и Осыпки. По Н. К. Анисюткину (1971), эти памятники можно объединить в одну культуру. По технике расщепления и формам орудий стинковская культура резко отличается от молодовской. Анализ инвентаря двух слоев Стинки I позволяет Н. К. Анисюткину разделить стинковскую культуру на этапы. В целом для этой культуры характерен тейякский тип - грубые нуклеусы, преобладание зубчато - выемочных орудий, среди которых много клювовидных острий, а также тейякские верхнепалеолитические формы (скребки, ножи с обушком). Имеются и бифасы. Среди них встречаются и листовидные острия.

Культурные остатки стоянки приурочены к маломощным суглинкам, залегающим на IV (65 - 70 м) террасе Днестра, формирование которой относится к лихвинскому времени. Аллювий коррелируется с древнеэвксинскими отложениями Черного моря. Однако мустьерские находки (вероятно, переотложенные) залегают в маломощных покровных суглинках на глубинах 0, 35 и 0, 75 - 0, 9 м. Костных остатков млекопитающих нет. И. К. Иванова (1969) предполагает, что возраст слоя последнепровский. но до паудорфский. По палинологическим анализам М. П. Клапчука, в отложениях с нижним слоем встречается пыльца, свидетельствующая о преобладании ландшафтов холодной степи с сосново - березовыми рощами. Несколько выше слоя в аналогичных спектрах встречена пыльца липы и лещины. В отложениях с остатками верхнего слоя количество пыльцы широколиственных пород увеличивается. Богаче и ее состав. Климат был теплым. Однако каким эпохам плейстоцена синхронны эти отложения, неясно.

Наиболее интересные памятники бассейна Прута - грот Старые Дуруиторы, Мерсына и грот Бутешты (Кетрару, 1973). В гроте Дуруиторы оба слоя имеют сходный тейяко - мустьерский кремневый инвентарь с нелеваллуазской техникой, много отщепов клек - тонского типа. Орудия представлены зубчато - выемчатыми формами, тейякскими остриями, грубыми скребками.

По М. Н. Грищенко, нижний слой Дуруитор относится к микулин - скому, а верхний - к валдайскому времени. Грот Бутешты имеет индустрию другого облика: техника расщепления - леваллуазская. Преобладают скребла, есть остроконечники и леваллуазские острия, бифасы. Возраст памятника предположительно валдайский. Несомненно, что в бассейне Прута существуют разнотипные памятники: одни относятся к молодовской культуре, другие - к стин - ковской. Бутешский грот ближе к Молодове, но отличается двусторонними формами инвентаря и типологическими деталями. Старые Дуруиторы и Мерсына ближе к стинковской культуре. Вероятно, в Пруто - Днестровском междуречье существовало не менее двух культурных пластов. Стинковские и дуруиторские памятники находят больше аналогий в некоторых стоянках Центральной и Восточной Европы. Молодовские памятники остаются на этом фоне довольно изолированными.

В Закарпатской Украине имеются находки не менее 20 мустьер - ских памятников. Важнейшее из них - Королевское местонахождение на реке Тиссе.

Бассейн Днепра беден мустьерскими местонахождениями, но и здесь их довольно много. Большинство представлено немногочисленными орудиями или переотложено (в осыпях, на бечевнике). С давних пор некоторые стоянки и местонахождения долины Днепра (Старый Кодак), Десны (Араповичи, Чулатово III, Неготино) использовались для обоснования доднепровского и раннеднепровского возраста мустье, так как предполагалось, что орудия вымыты из днепровской морены или синхронных ей отложений (Громов, 1948). В дальнейшем выяснилось, что этот вывод ошибочен.

Хотылевская стоянка (долина Десны, 18 км от Брянска) представляет значительный интерес. Открыта она и исследована Ф. М. Заверняевым. геолого-геоморфологическое изучение производилось А. А. Величко и М. Н. Грищенко. На рисунке 30 показаны условия залегания мустьерских орудий. А. А. Величко и М. Н. Грищенко считают, что находки приурочены к базальному горизонту аллювия и залегают на глубине 15 - 20 м от поверхности. А. А. Величко аллювий относит к III, а М. Н. Грищенко - к IV надпойменной террасе. В рельефе она не выражена, являясь погребенной и частично размытой. Обычно культурный слой, как считается, находится в первичном залегании, хотя он и приурочен к базальному горизонту. Основанием для такого заключения служит отсутствие ясных признаков окатанности кремневого материала, свежесть поверхности сколов. На наш взгляд, это не может служить несомненным доводом против переотложения. О переотложении свидетельствуют приуроченность к базальному горизонту, залегание культурных остатков крупными линзами и то, что вместе с орудиями присутствуют раковины речных моллюсков, находящиеся в несомненно прижизненном положении (Мотуз, 1967). Мощность слоя с находками местами достигает 1 м и более. Обилие культурных остатков позволяет предположить, что первоначально стоянка располагалась поблизости. Возраст стоянки определяется раз лично. М. Н. Грищенко (1971) датирует ее концом днепровского оледенения "не моложе конца днепровского оледенения - начала одинцовского времени" (с. 181). На наш взгляд, возраст стоянки более молодой. А. А. Величко (1969) датирует ее концом микулинского межледниковья или самым началом валдайского оледенения. И. К. Иванова (1969) также считает, что она не древнее микулинского времени и не моложе первой половины (начальных фаз) валдайского оледенения. Датировки А. А. Величко и И. К. Ивановой находятся в соответствии с датировками других мустьерских местонахождений. Хотя, строго говоря, такой возраст материалами самой стоянки не доказан.

Кремневый - материал Хотылева богат и выразителен. Преобладает леваллуазская техника раскалывания. Орудия крупные, много двусторонне обработанных асимметричных "рубилец" и скребел, остроконечников. Верхнепалеолитических форм мало (резцы, скребки и проколки). Мало и зубчато - выемчатых форм орудий.

Из отложений III террасы района Хотылевской стоянки известны млекопитающие, моллюски, пыльца и споры. Фауна млекопитающих представлена мамонтом, волком, благородным и северным оленями, лошадью, бизоном и бурым медведем. Все они обитали в нижнем и верхнем палеолите этих районов, поэтому эти остатки помочь в датировке стоянки не могут.

Весьма интересны материалы по моллюскам. В. М. Мотуз (1967) указывает, что виды, встреченные в слое с кремневыми орудиями, свидетельствуют о благоприятных условиях (Unio pictorum, Lithoglyphus naticoides и др. ). Он предполагает, что они были благоприятнее современных. Об этом помимо видового состава свидетельствует толстостенность раковин и их крупные размеры. В отложениях, содержащих культурные остатки, пыльцы мало. Однако В. П. Гричук их коррелирует с концом микулинского межледниковья.

Выше культурных остатков, в верхней части линзы старичных глин, происходит изменение растительности за счет исчезновения широколиственных пород и появления пыльцы кустарниковой березы и ивы. Именно это и служит главным основанием для приведенной выше геологической датировки культурного слоя. Однако по фауне моллюсков В. М. Мотуз делает заключение о близких климатических условиях формирования отложений, содержащих культурные остатки, и вышележащих старичных глин. Не исключено, что эти отложения - межледниковые, но является ли это межледниковье микулинским, не ясно. Это может быть и молого-шекснинское межледниковье.

Очень интересны мустьерские памятники Полесья. Среди них назовем Житомирскую стоянку (долина Тетерева). Геолого-геоморфологические условия залегания и возраст выяснены слабо. Несомненно одно: культурные остатки (вероятно, переотложенные) залегают выше днепровских моренных и флювиогляциальных отложений (Веклич, 1968). Среди орудий много крупных двусторонних форм, чем стоянка похожа на Хот ылево.

Геологический разрез района стоянки Рожок (по Н. Д. Праслову)

Рис. 31. Геологический разрез района стоянки Рожок (по Н. Д. Праслову)

1 - суглинок светло-бурый, выполняющий молодые погребенные балки;

2 - то же с переотложенными мустьерскими изделиями;

3 - суглинок лессовидный серовато - желтоватый;

4 - то же более темной окраски, обогащенный гумусом;

5 - тоже более светлый, серовато - желтоватый;

6 - то же с двумя четкоограниченными прослоями красновато-бурого цвета;

7 - то же более однородный, содержащий ряд мустьерских горизонтов;

8 - суглинок темно-серого, почти черного цвета;

9 - глина бурая с многочисленными белыми примазками и известковыми конкрециями;

10 - глина красновато-бурая, оскольчатая;

11 - пески глинистые с галькой,

12 - коренные породы,

I - раскоп 1961г.,

II - раскоп 1962 г.

Приазовье, особенно судя по открытиям Н. Д. Праслова (1968). является опорным районом. Здесь известно более 25 мустьерских местонахождений (Рожок I - III, Левинсадовка, Беглицкая и др. ). Известны они преимущественно по переотложенным орудиям. Приуроченности их к обрывам III и IV террас и локализация на небольшой площади позволяют надеяться на открытие и непереотложенных стоянок, вероятнее всего, в лессовидных отложениях. Большие мощности лессов (до 20 м) и наличие в них погребенных почв делают их важными для выяснения возраста мустье.

Рожок I (побережье Таганрогского залива) - самая интересная шестислойная мустьерская стоянка Приазовья. Открыта и изучалась Н. Д. Прасловым. Геологию стоянки изучал М. Н. Грищенко. Стоянка приурочена к сниженному участку древнеэвксинской террасы высотой около 5 - 6 м. Наиболее низкие находки культурных остатков, залегающие ниже всего, возвышаются над пляжем лишь на один метр. Мощность древнеэвксинских отложений более Юм, но в районе самой стоянки она невелика (рис. 31). Культурные слои залегают в низах делювиальных лессовидных суглинков с несколькими прослоями гумусированных суглинков. После образования эти отложения были расчленены оврагами и балками.

Мощность культурных слоев от 10 до 20 см. Они образуют выдержанные прослои с немногочисленными кремневыми отщепами, орудиями, очагами, зольными прослойками и костями животных. Коллекция кремневых предметов очень невелика и однородна. По мнению Н. Д. Праслова (1968), все слои относятся к одной культуре со своеобразной техникой раскалывания. Орудия небольших размеров (2 - 4 см). Преобладают прямолезвийные скребла. В инвентаре Рожка I Н. Д. Праслов выделяет несколько специфических типов орудий: верхнепалеолитического типа скребки и проколки, выпуклые боковые скребла и миниатюрные остроконечники.

Костные остатки животных принадлежат зубру, быку, гигантскому оленю, лошади, ослу, волку. Хотя считается, что это хазарская фауна, но типично хазарских элементов в ней нет. Споровопыльцевые анализы (В. А. Вронский) выявили немного пыльцы - преобладает пыльца травянистых растений, но есть и пыльца сосны, ели, граба, дуба, вяза, березы и ольхи. Пыльца свидетельствует о теплых и весьма влажных условиях времени обитания мустьерцев. Так как самым теплым и влажным межледниковьем было микулинское, то не исключается и такой возраст стоянки Рожок I.

В определении геологического возраста существуют расхождения. Н. Д. Праслов (1964) культурные слои датирует одинцовским межледниковьем. М. Н. Грищенко (1965) датирует их временем отступания днепровского ледника (он считает, что здесь были южные степи). В связи с этим вызывает удивление заключение М. Н. Грищенко о делювиально - солифлюкционном генезисе отложений. А. А. Величко считает, что "мустьерская культура в Приазовье, как и в других районах Европейской части СССР, не древнее микулинского времени. Имеющиеся данные позволяют предполагать, что она существовала и в первой половине валдайского оледенения" (Природа и развитие... 1968, с. 30). О таком возрасте мустье Приазовья свидетельствуют и Геолого-геоморфологические условия залегания находок в районе Левинсадовской балки, Беглицкой косы и др.

Схема геологических условий Волгоградской стоянки (по А. И. Москвитину)

Рис. 32. Схема геологических условий Волгоградской стоянки (по А. И. Москвитину)

1 - пески (точки), шоколадные глины и иловатые суспеси (черное) хвалынской морской трансгрессии;

2 - супеси и глинистые пески ашельского комплекса (делювиальные - солюфлюкционные);

3 - верхняя погребенная почва с мустьерской стоянкой на ней (черные треугольники);

4 - делювиально - солифлюкционные суглинки верхнехазар ского комплекса (московское оледенение) ;

5 - нижняя погребенная почва;

6 - аллювий балки Сухая Мечетка нижнехазарского комплекса;

7 - ергенинская песчаная толща;

8 - палеогеновые отложения;

9 - тальвег Сухой Мечетки

Бассейн Волги беден мустьерскими местонахождениями. Отсюда известны лишь редкие находки орудий на бечевниках и пляжах рек. Важнейшее значение имеет единственная на Волге и залегающая in situ Волгоградская стоянка.

Волгоградская стоянка (правобережья Волги в черте Волгограда, балка Сухая Мечетка). Открыта М. Н. Грищенко и А. И. Коптевым. Раскопки производил С. Н. Замятнин. Стоянку посещали многие исследователи. В связи с этим в литературе по вопросам геологического возраста высказано много точек зрения (от лихвинского межледниковья до калининского оледенения).

Геолого-геоморфологические условия залегания стоянки изучены хорошо. Как видно на рис. 53 к коренному склону долины Волги прислоняется полого наклонная поверхность, сформированная, вероятно, в ательское и нижнехвалынское время. Морфологически выражена только нижнехвалынская терраса. На дочетвертичных породах залегает балочный аллювий нижнехазарского времени. На его кровле погребенная почва, перекрытая суглинками верхнехазарского времени. А. И. Москвитин считает их делювиальносолифлюкционными и датирует эпохой московского оледенения. На верхнехазарских отложениях залегает микулинская погребенная почва. С ней, или с ее верхней частью и с самыми низами залегающих на ней ательских отложений, связаны находки культурных остатков. Мощность ательских отложений до 10 - 15 м. Как следует из рис. 53, ательские отложения частично размыты.

Между ательскими и хвалынскими отложениями М. Н. Грищенко (1965) указывает значительный размыв, когда была сформирована еще одна (третья снизу) погребенная почва. Именно ее он относит к микулинскому межледниковью, датируя среднюю почву с культурным слоем одинцовской эпохой. Эту почву указывает и Ю. М. Васильев (1961), также считая ее микулинской. Размыв виден и на схеме А. И. Москвитина (рис. 53), но он относит его к калининской эпохе. Культурный слой относится им к началу калининского оледенения. Ательские отложения теперь многими считаются раннекалининскими, а залегающая под ними почва и верхнехазарские отложения - микулинскими (А. И. Москвитин, П. В. Федоров и др. ).

Как ни странно, но среди исследователей нет единодушия в главнейшем вопросе: с какими отложениями связан культурный слой. Эти расхождения отражаются на датировках слоя стоянки.

В последнее время появилась интересная статья М. В. Александровой (1974). Ее выводы сводятся к следующему: культурные остатки встречаются в погребенной почве, а также в самых верхах подстилающих и самых низах перекрывающих ее верхнехазарских и ательских отложений.

Максимальная концентрация остатков фиксируется в нижней части почвы, а также в ее верхах и самых нижних слоях ательских отложений. На основании этого она делает осторожный вывод о наличии двух культурных слоев, не претерпевших значительных нарушений. М. В. Александрова считает, что стоянка существовала не в ледниковье, а в межледниковье или ранневюрмском интерстадиале. Если считать доказанным залегание культурного слоя в погребенной почве и в самых низах ательских отложений, то надо признать позднемикулинский и раннекалининский возраст стоянки. На наш взгляд, это наиболее обоснованный вывод.

В культурном слое (мощность свыше 50 см) были обнаружены остатки кострищ. Часть кострищ располагалась в одну линию. Удалось выделить участки различного хозяйственного назначения. Собрана большая коллекция кремня, содержащего свыше 300 законченных орудий. Техника расщепления разнообразная. Орудия относительно крупные. Для их изготовления нередко применялась двусторонняя обработка. Много скребел, остроконечников, острий. С. Н. Замятин (1961) относил стоянку к верхнему, но не финальному мустье. По В. Н. Гладилину (1976) стоянка относится к мустье двустороннему, а по Г. П. Григорьеву это памятник, в котором соединяются элементы типично понтийского и бокштейнского пути развития.

Млекопитающие представлены мамонтом, зубром, лошадьми, благородным оленем, сайгой, волком. Определены также суслик рыжеватый, тушканчик большой, земляной заяц, пеструшка желтая. Н. К. Верещагин считает, что фауна соответствует обедненному хазарскому комплексу. Климат был засушливым континентальным, а ландшафты - степными. Нам кажется, что эта фауна вполне может быть и верхнепалеолитической.

В отложениях культурного сдоя пыльцы и спор очень мало (В. П. Гричук, Л. С. Тюрина, А. А. Чигуряева). Преобладает пыльца лебедовых, злаков, полыней, есть споры зеленых мхов и папоротников. М. Н. Грищенко (1965) отмечает, что 90% пыльцы слоя относится к травянистым растениям. Среди редкой древесной пыльцы - пыльца сосны, ели, березы, ольхи, граба и липы. А. А. Чигуряева и Л. С. Тюрина считают, что во время обитания палеоантропов на междуречьях существовали степные и полупустынные ландшафты. По речным долинам и балкам были леса со значительным участием хвойных (в том числе ели, южная граница которой ныне в долине Волги, севернее Куйбышева). Современная растительность района Волгограда степная и полупустынная. Если пыльцу ели, липы, граба считать свидетелями произрастания здесь этих пород, то климат должен быть заметно влажнее современного и теплым, т. е. межледниковым.

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
Археологическая характеристика мустьерской эпохи (М. Д. Гвоздовер). Книга "Природа и Древний Человек"
Древние люди (палеоантропы) (В. М. Харитонов. В. П. Якимов)
КАВКАЗ. Книга "Природа и Древний Человек"
КРЫМ. Книга "Природа и Древний Человек"
СРЕДНЯЯ АЗИЯ. Книга "Природа и Древний Человек"

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.