Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

КАВКАЗ

Теперь известно более 200 мустьерских памятников. (В Предкавказье, на самом Кавказе, в Закавказье и на Черноморском побережье. ) Расположены они в пещерах, на высоких (третьих или четвертых) террасах и их склонах. Большинство открытых стоянок переотложены. Археологические данные свидетельствуют о наличии ряда культур со своеобразными комплексами орудий.

Ильская стоянка (40 км юго - западнее Краснодара, правый берег реки Иль, левого притока Кубани - интереснейший памятник. Открыта она в 1898 г. на территории нефтяных промыслов. Исследовалась С. Н. Замятиным (1934), В. А. Городцовым (1941), Н. Д. Прасловым (1970). Геологию стоянки изучали Г. Ф. Мирчинк, В. И. Громов, М. Н. Грищенко, М. В. Муратов и др. Культурные остатки залегают в непереотложенном состоянии. Стоянка имеет два мустьерских слоя. Стоянка приурочена к III (12 - 15 м) надшнь менной террасе Иля. Аллювий террасы венчается погребенной почвой, перекрытой делювиальными суглинками мощностью около 5 м. М. В. Муратов и Н. Д. Праслов (1969) считают, что оба культурных слоя залегают в нижней части этих суглинков. Причем, нижний, по их мнению, находится в подошве делювиальных отложений валдайской эпохи. Эти отложения они синхронизируют с делювиальными отложениями на поверхности карангатской террасы Крыма, а аллювий террасы считают одновозрастным карангатским отложениям. Таким образом, культурные слои стоянки надо датировать или концом микулинского межледниковья или нижневадцайским временем. Иначе датирует стоянку М. Н. Грищенко. Нижний культурный слой он относит к рославльскому времени, а верхний - к его концу и началу московского времени.

Наиболее вероятной нам кажется датировка М. В. Муратова и Н. Д. Праслова (хотя материалами самой стоянки такая датировка не доказана). Не исключено, что стоянка еще более молодая (начало среднего вадцая). Абсолютные датировки не вносят ясности: по С14 возраст костных остатков из культурного слоя около 41 тыс. лет, а по отношению изотопов урана от 34 - 37 до 135 +/ - 25 тыс. лет.

На стоянке много костных остатков. Среди них В. И. Громовым определены бизон, мамонт, пещерный медведь, волк, пещерная гиена, гигантский и благородный олени, сайга, кабан, лошадь и осел (список фауны общий для обоих слоев). Преобладают остатки бизона. По примерным подсчетам С. Н. Замятнина, на стоянке найдены остатки не менее 2400 особей бизонов. В. И. Громова и В. И. Громов считают эту фауну сходной с хазарской. Однако показательные хазарские формы отсутствуют. Н. К. Верещагин (1969), дополнительно исследовавший фауну стоянки, указывает, что мамонт представлен поздней формой. Анализ фауны позволил Н. К. Верещагину сделать заключение о верхнеплейстоценовом возрасте стоянки. В это время предгорья Кавказа были остепнены. Лесные массивы произрастали выше, чем ныне. На стоянке были встречены обломки хитиновых покровов насекомых. По ним В. В. Богачев определил 18 форм жуков, муравья и осу (?). Причем, много форм, заметно отличающихся от современных.

Ильская стоянка - памятник, охватывающий большой промежуток времени. Оба слоя (каждый мощностью около 50 см), очевидно, образовывались длительное время. Кроме того, они разделены почти метровой толщей без находок.

На стоянке была собрана богатая коллекция орудий из доломита, кварцита, лидита, яшмы и кремня. Обилие форм орудий поразительно. Разнообразны и техника раскалывания и приемы обработки. Обработка орудий в основном односторонняя, но много и двустороннеобработанных. Среди последних есть листовидные острия, различные скребла, рубильца (от крупных до миниатюрных). Следует упомянуть знаменитый "треугольный двусторонний наконечник с уплощенным основанием". В нем некоторые исследователи видят генетическую подоснову верхнепалеолитической стрелецкой культуры (А. Н. Рогачев, А. А. Формозов). Однако эта связь не столь бесспорна: у ильского наконечника выемка получилась чисто случайно и зависит от формы гальки, корка которой сохранилась на этой выемке. На стоянке найдены костяные ретушеры и костяное шило.

Обычно Ильскую стоянку датируют поздним мустье, считая ее чуть ли не переходной к верхнему палеолиту. Однако ни геологических, ни археологических бесспорных оснований для этого нет. Оба слоя по набору орудий и по количеству форм верхнепалеолитического типа вполне укладываются в мустьерские памятники. Нам кажутся убедительными выводы Н. К. Анисюткина (1968), что оба слоя стоянки относятся к одной археологической культуре и что нижний слой соответствует развитому мустье, в то время как верхний - позднему, но не финальному. Определение пути развития, к которому относится Ильская стоянка, ввиду необычности сочетания в ней типологических особенностей вызывает у исследователей разногласия. Вопрос и о близости Ильской стоянки к мустьерским памятникам Кавказа или Русской равнины спорен.

Южнее Кавказского хребта, в Закавказье и на Черноморском побережье известны в основном пещерные местонахождения. Исследования раннего палеолита были начаты С. Н. Замятниным в 1934 - 1938 гг. Дальнейшие работы связаны с имейами А. Н. Кавландадзе, Н. З. Бердзенишвили, Д. М. Тушабрамишвили, М. З. Паничкиной, В. П. Любина, Г. К. Грисолиа, М. И. Гусейнова.

Больше всего местонахождений на Черноморском побережье (особенно в Колхиде), климат которого в плейстоцене (как и ныне) был наиболее благоприятным. Многие из пещерных стоянок содержат по нескольку мустьерских слоев (например, рассмотренные в предыдущей главе стоянки Кударо I, IV, Цона, Азых и др. ). На Черноморском побережье много мустьерских переотложенных местонахождений находятся на поверхности или на склонах морских и речных террас и представлены обычно небольшим числом орудий и отщепов. Чаще мустьерские находки приурочены ко II (10 - 20 м) или к III (25 - 30 м) террасам. которые вслед за П. В. Федоровым, большинство исследователей относят к позднеи раннекарангатскому времени, т. е. к микулинскому межледниковые. Указываются находки и на поверхности IV (40 - 70 м) террасы, которая относится к эвксино - узунларскому времени (средний плейстоцен). С этой террасой связаны и редкие ашельские находки.

Говоря о террасах, необходимо сказать, что в связи с дифференцированными тектоническими движениями одновозрастные террасы в разных районах могут быть разновысотными и, наоборот, одновысотные террасы иногда имеют разный возраст. Это затрудняет определение геологического возраста орудий и приводит к ошибкам. Приуроченность же большинства мустьерских находок к ка - рангатским террасам позволяет говорить, что мустье здесь, как и в Крыму, имеет карангатский и послекарангатский возраст.

Наибольшее число местонахождений между Сочи и Адлером и в районе Сухуми. Интересный памятник - многослойная Ахштыр - ская пещера (Черноморское побережье, река Мзымта). Исследовалась С. Н. Замятниным, М. З. Паничкиной и Е. А. Векиловой. Обнаружено пять мустьерских слоев и один верхнепалеолитический. В нижнем мустьерском слое были найдены крупные оббитые с обеих сторон орудия и обломок двустороннеобработанного листовидного наконечника. Остальные орудия, обычные для мустьерских слоев, представлены зубчато - выемчатыми формами. Во втором мустьерском слое были найдены отдельные кости человека (см. выше). Среди мустьерских типов орудий всех слоев преобладают зубчатые скребла и скребла - ножи. Все пять слоев относятся к одной хостинской локальной культуре - зубчатой на леваллуазской основе (Любин, 1975). Кроме Ахштыря, к этой культуре относится еще ряд памятников: Малая и Большая Воронцрвские пещеры, Навалишенская, Хостинские, Ацинская и др.

В горных районах раннее мустье отсутствует (Любин, 1969). Объясняется это разрастанием горных ледников, которые спускались на 600 - 700 м ниже, чем ныне. Л. И. Маруашвили (1971) отмечает, что самые крупные ледники (Домбайульген, Суфруджу и др. ) спускались до 1200 - 1400 м. Он указывает, что в верхнем плейстоцене усиливается вулканическая деятельность. Среднее и особенно позднее мустье вновь обнаружено в горах. Таким образом человек опять заселил покинутые из - за оледенения горные районы.

На неоднократные климатические изменения указывает характер отложений и пыльцевые анализы Навалшиенской, Воронцов - ской, Кепшинской причерноморских пещер. В. П. Любин для отложений с мустьерскими слоями Навалишенской пещеры (Кавказское Черноморье, в 12 км от побережья) отмечает неоднократную смену типов споров о - пыльцевых спектров, фиксирующих похолодания и потепления. Эпохе похолодания соответствовали сосново - елово - пихтовые леса, а потеплениям - пихтовые леса с. липой, дубом, грабом. Изменения спектров отмечены и в отложениях Малой Воронцовской пещеры (долина Хосты). В. П. Гричук и З. П. Губонина (1970) для времени формирования отложений с мустьерскими слоями в Малой Воронцовской и Ахштырской (долина Мзымты) пещерах указывают резкое похолодание. выразившееся в том, что граница леса снизилась на многие сотни метров. Для второго мустьерского слоя в районе стоянки Ахштырская типичны сплошные темнохвойные леса подобные тем, что ныне произрастают на высотах в 1200 - 1900 м (стоянка же располагается на высоте 200 м). Такая реконструкция растительности и климата не соответствует данным по фауне млекопитающих (благородный олень, кабан, лесной кот, козел и др. ).

Палинологических данных даже для достоверной реконструкции растительности пока еще мало. Тем более их мало для целей корреляции и определения геологического возраста. Достаточного геологосеоморфологического и палеогеографического обоснования довюрмского (довалдайского) возраста мустье пещер Кавказа пока нет. Вероятно, мы знаем здесь только мустье вюрмского (валдайского) времени. Абсолютные датировки верхнего мустье (по С14) имеют средневюрмские (средневалдайские) даты. Так, верхнемустьерский слой За Кударо I имеет дату 44150 + 2400 - 1, 350 Воронцовская пещера 35 680 + 480 (3 - й слой). Верхний (седьмой) мустьерский слой Ахштырской пещеры - 35 000 + 2000 (по ионию и радиоактинию).

В публикациях последних лет появились интересные материалы о Цуцхватской пещерной системе (окрестности Кутаиси), находящейся на 250 - 350 м над уровнем моря. Для этой пещерной системы Л. И. Маруашвили (1977) указывает 13 ярусов пещер, располагающихся на разных высотах и образовавшихся в течение по крайней мере конца плиоцена и всего плейстоцена. Мощность отложений достигает 10 - 12 м. В IV и V ярусах пещеры имеются остатки млекопитающих и следы мустьерской культуры, а в одном из слоев найден зуб мустьерского человека. Залегают они в щебнистых слоях вместе с костными остатками пещерного и бурого медведя, леопарда, гиены, волка, шакала, лисицы, барсука, куницы, суслика, зайца, лошади, кабана, носорога, лося, благородного оленя, косули, серны, тура, первобытного зубра (Маруашвили, 1977). Л. К. Габуния и др. (1977) считают, что эта фауна существовала в умеренно теплом и влажном климате, близком к климату современного Средиземноморья.

Из отложений с культурными остатками встречена пыльца граба, каштана, бука, дуба и липы, что свидетельствует о растительности современного колхидского типа. Однако Л. И. Маруашвили делает неожиданное заключение о том, что климат среднего и раннего мустье был суровым. В позднем мустье он стал теплее, но все же менее благоприятным, чем в верхнем палеолите. Эта интерпретация расходится с заключением о климате В. П. Гричука, В. П. Любина. К тому же суровость климата эпохи мустье надо понимать здесь весьма условно, так как растительность и животный мир были близки к современным. Л. И. Маруашвили считает, что в ледниковые эпохи Кавказа среднегодовые температуры Черноморского побережья Грузии были всего лишь на 0, 5 - 1, 5° ниже современных. Вряд ли при таких условиях могло происходить столь значительное (многие сотни метров) снижение границы леса, которое допускает В. П. Гричук для причерноморских районов. Не вдаваясь в оценку точности указанных цифр, отметим, что, конечно, климатические изменения на Черноморском побережье Грузии в ледниковые эпохи не были большими. Это создавало предпосылки для сходного облика ландшафтов ледниковий и межледниковий.

Обилие мустьерских стоянок Кавказа позволило В. П. Любину тщательно изучить мустье и отметить характерные особенности этой эпохи на Кавказе. К ним относятся: раннее появление техники леваллуа, малочисленность бифасов, связи некоторых культур с предшествующей и последующей эпохами. Мустьерские памятники Кавказа, по его мнению, представлены тремя линиями развития - зубчатой, типично мустьерской и шарантской. Особенно широко представлены на Кавказе памятники первых двух линий (путей) развития. В районе Колхиды выделяются две локальные группировки мустьерских памятников - археологические культуры - хостинская, относящаяся к зубчатому пути развития, и кударская - типично мустьерская. Они не похожи друг на друга (Любин, 1975).

Кударская культура совсем не похожа на хостинскую и представлена мустьерскими слоями пещер Кударо I и III, Цоны, Джручулы. Эти пещеры расположены высоко в горах, на южном склоне центральной части Большого Кавказа и удалены друг от друга на расстояние от 5 до 80 км. По В. П. Любину (1975), все они, кроме нижнего слоя Джручулы, были временными охотничьими лагерями. Второй же слой Джручулы представлял собой долговременную базовую стоянку. На ней много нуклеусов и отходов производства, много скребел, а остроконечников мало. Все хорошие остроконечники, охотничьи ножи и наконечники копий охотники брали с собой в походы.

Орудия кударской культуры изготовлены при помощи левал - луазской техники. Сколы длинные, пластинчатые. Орудия достигают размеров до 17 см. Преобладают остроконечники. Иногда они листовидные и в таких случаях частично подработаны снизу; настоящих бифасов почти нет. Местные специфические формы - это удлиненные остроконечники на пластинах, часто листовидные, обработанные с двух сторон. Кударская культура относится к типично мустьерской линии развития.

Заканчивая характеристику мустье Кавказа, резюмируем: мустьерские памятники здесь многочисленны, разнообразны по типологии каменных орудий, по археологическому и геологическому возрасту. Однако многие вопросы, касающиеся развития мустьерской эпохи, изменения климата и ландшафтов, не имеют ясности, а тем более однозначного решения. Нет четких и надежных данных и для определения геологического возраста мустье. Мы почти не знаем открытых стоянок, которые залегали бы in situ. Поэтому нет надежных данных для сопоставления культурных слоев с этапами развития Черного моря.

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
Археологическая характеристика мустьерской эпохи (М. Д. Гвоздовер). Книга "Природа и Древний Человек"
Древние люди (палеоантропы) (В. М. Харитонов. В. П. Якимов)
КРЫМ. Книга "Природа и Древний Человек"
РУССКАЯ РАВНИНА. Книга "Природа и Древний Человек"
СРЕДНЯЯ АЗИЯ. Книга "Природа и Древний Человек"

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.