Приму в дар, приобрету, выменяю старинные компьютеры в коллекцию: БК0010-01/11M, ZX-Scorpion, Amiga, Искра, ZX-Profy 1024, ДВК ... или разные другие - пишите и предлагайте. Я в Москве. Желательно в рабочем состоянии. Можно литературу, разные железки и ПО. Пишите на kural003@mail.ru. Если Вы в другом городе, все-равно напишите - вдруг заинтересуюсь (доставку оплачу). Актуально всегда. Подробности здесь.

 
 
 

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД

ГЛАВА V

Древние люди (палеоантропы) и палеогеография времени их обитания

Древние люди (палеоантропы) и палеогеография времени их обитания

Самые северные стоянки палеоантропов известны в центральных районах Русской равнины. Для мустьерской эпохи типично значительное совершенствование материальной культуры. К мустье относят зарождение искусства, первые ритуальные погребения, сооружения постоянных жилищ.

ОСНОВНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ПРИРОДЫ ВЕРХНЕГО ПЛЕЙСТОЦЕНА (ВРЕМЕНИ ОБИТАНИЯ ПАЛЕОАНТРОПОВ)

Мустьерских местонахождений на территории СССР значительно больше, чем ашельских (рис. 20), но многие из них переотложены. Имеются и выразительные памятники с хорошими культурными слоями (Киик-Коба (Крым), Волгоградская (долина Волги), Молодова (долина Днестра), Рожок (побережье Азовского моря), Ильская (долина Кубани) и др. ). На Молодоеской и Ильской стоянках есть остатки жилищ. На ряде стоянок (Тешик-Таш (Узбекистан), Киик-Коба, Староселье (Крым)) открыты находки палеоантропов. Наиболее северные стоянки известны в центральных районах Русской равнины (например, Хоты - лево (бассейн Десны, 54° с. ш. ), некоторые местонахождения Казахстана и др. ). Это свидетельство того, что палеоантропы значительно расширили область своего обитания, особенно - в позднем мустье.

Границы верхнеплейстоценовых оледенений и морских трансгрессий. Главнейшие мустьерские стоянки

Рис. 20. Границы верхнеплейстоценовых оледенений и морских трансгрессий. Главнейшие мустьерские стоянки

а - граница осташковского оледенения,

б - граница максимального распространения льдов калининского оледенения (стадии),

в - южная гранима многолетней мерзлоты,

г - верхнехазарский (бассейн Каспия) и карангатский (бассейн Черного моря) бассейны времен бореальной (казанцевской) трансгрессии,

д - граница нижнехвалынского моря (бассейн Каспия),

е - мустьерские стоянки,

ж - группы мустьерских стоянок

1 Старые Дуруиторы,

2 Королево,

3 Выхватинцы,

4 Стинка,

5 Молодово I, II,

6 Бутешты,

7 Барабой,

8 Житомирская,

9 Рихтинская,

10 Хотылево,

11 Орел,

12 Антоновка, Александровка, Белокузьминовка,

13 Рожок I, II, Носово и другие стоянки Приазовья,

14 Волгоградская стоянка,

15 Заскальное V, VI и др., Киик-Коба, Староселье,

16 Ильская,

17 Хостинская, Ахтырская и др.,

18 Губская, Монашеская и стоянки Прикубанья,

19 Джручула, Цона, Кударо I, II,

20 Арзни, 22 Цопи,

22 Ереванская пещера,

23 Геджух I, II,

24 Азыхская,

25 Мысовая,

26 Джанурпа,

27 Тешик-Таш,

28 Чокана - Валиханова,

29 Обирахмат, Ходжикент и др.,

30 Кульбулак,

31 Кайрак - Кумы,

32 Семиганч,

33 Кара - Бура,

34 Капчигай,

35 Усть - Канская,

36 Саглык

Раннемустьерская эпоха изучена слабо. Не ясен вопрос о геологическом возрасте не только начала мустье, но и значительно более поздних его этапов. Имеющиеся представления, по которым начало мустье относится или ко второй половине лихвинского межледниковья, или к самому концу среднего плейстоцена, или даже к микулинскому межледниковью, строго говоря, сосуществуют, так сказать, на равных правах. Приводимые в обоснование этих точек зрения материалы недостаточны. Сказанное касается не только мустьерских местонахождений СССР, но и зарубежных территорий. Несомненно, пожалуй, то, что за время своего обитания палеоантропы жили как в условиях благоприятного, так и неблагоприятного климата. На территории СССР нет достоверно датированных мустьерских памятников домикулинского времени. Большинство из них относится ко второй половине микулинского межледниковья и к первой половине валдайской эпохи.

По очень приблизительным данным абсолютных датировок оно продолжалось около 40 - 50 тыс. лет. Одними исследователями его начало предполагается около 150 - 170 тыс. лет назад, другими - около 120 - 110. Не менее велики расхождения и в определении конца межледниковья (120 - 110 или 75 - 70 тыс. лет назад). Рассматриваемая эпоха известна под различными названиями. Нам кажется, лучше употреблять два названия: микулинское для европейской и казанцевское межледниковье для Азиатской части СССР. Многие особенности рельефа того времени были близки к современным (кроме областей, покрывавшихся валдайским и зырянским ледниками). Долины большинства рек и даже самые крупные балки в то время имели облик, близкий к современному. Именно благодаря этому большинство мустьерских стоянок располагается в современных долинах и впадающих в них балках. Однако были и различия. Например, в конфигурации внутренних морей (Балтийского, Каспийского и в меньшей мере Черного), а также Полярного бассейна. Все они находились в стадии трансгрессивного развития. Как видно на карте (рис. 20), на месте современного Балтийского моря располагалось земское море, переходившее на востоке в мгинское море, соединявшееся широким проливом с бореальным морем, покрывавшим север Русской равнины. Особенно далеко море проникало по затопленным речным долинам, низовья которых превратились в обширные заливы - эстуарии. За Уралом простиралось казанцевское море, заливавшее обширные пространства. Черное море (карангатский бассейн) по размерам мало отличалось от современного. Однако Крым был островом. На месте Каспийского моря существовал верхнехазарский бассейн, размеры которого были заметно больше современного (рис. 20). Существует мнение, что верхнехазарский бассейн существовал не только в микулинское, но и в течение преобладающей части московского времени (Г. И. Горецкий, Г. И. Попов, Г. И. Рычагов и др. ). Абсолютные датировки уран - иониевым методом карангатских и верхнехазарских отложений показывают сходный возраст - от 75 - 80 до 115 - 120 тыс. лет назад (Х. А. Арсланов и др. ). Однако радиоуглеродные датировки карангатских и хазарских отложений значительно более молодые (в основном от 25 до 35 тыс. лет назад). Термолюминесцентные даты весьма разнородны (от 90 до 340 тыс. л. н. ). Вероятно, наиболее правильны уран-иониевые датировки.

Морские террасы имеют в различных бассейнах (а иногда и в разных участках одного бассейна) разные высоты и строение. Например, в Западной и Центральной Европе (вплоть до Прибалтики) морские земские отложения залегают около уровня моря или ниже него (в Голландии, например, кровля земских отложений залегает на 12 м ниже уровня моря. В бассейнах Ладожского и Онежского озер, Белого, Баренцева и Печорского морей они поднимаются до 50 - 75 м и выше. В отдельных тектонических приподнятых участках они находятся на 150 - 200 м выше уровня моря. В Западной Сибири формируют 70 - 90 - метровую террасу. В Каспийском бассейне верхнехазарские отложения также фиксируются на разной высоте. Местами они тектонически приподняты на 100 м.

Эти изменения в конфигурации морей (особенно в пределах Балтики и Полярного бассейна) имели огромное климатическое влияние. Они были главной причиной, обусловившей теплый и влажный климат. Теплые атлантические воды в северных морях проникали на многие сотни километров восточнее, чем ныне. На это указывают многочисленные данные по морской фауне. На Кольском полуострове и в низовьях Северной Двины встречаются лузитанские, т. е. самые теплолюбивые, формы (Anomiastriata, Nassa retuculata и др. ), которые ныне обитают южнее Ла - Манша, западнее Британских островов, у берегов Франции, Португалии, в Средиземном море. Некоторые бореально - лузитанские виды (Cardium edule, например) проникали на 1500 - 2000 км восточнее, чем ныне. С. Л. Троицкий для северо - востока Русской равнины смещение зоогеографических границ к югу оценивает в 500 км. Придонные температуры в западных районах Баренцева моря оцениваются на 7 - 8° выше современных, соленость же - близкой к нормальной. Для севера Западной Сибири температуры придонных слоев оцениваются в 3 - 4° (ныне в Карском море они около нуля или даже отрицательные). Многие исследователи признаем, что в Полярном бассейне в эту эпоху не было многолетних льдов.

Фауна карангатской трансгрессии Черного моря также была одной из самых тепловодных. Водообмен между Черным и Средиземным морями был свободнее современного, отчего соленость Черного моря достигала 30%. Уровень моря был на 15 - 20 м выше современного. В фауне было много тепловодных средиземноморских элементов (Cardium tuberculatum, Tapes calverti и др. ). Фауна пресноводных моллюсков из аллювия террас Днестра, Днепра, Дона также указывает на большую, чем ныне, тепловодность речных вод (например, встречаются раковины Corbicula fhiminalis (Днестр), Fagotia acicularis, Pisidium astartoides (Днепр и др. ).

Фауна млекопитающих микулинского времени до сих пор точно не установлена. Предполагается, что в это время продолжал существовать верхнепалеолитический комплекс, в составе которого были некоторые изменения в результате миграций. В Западной Европе для земского межледниковья установлена лесная фауна, типичными представителями которой были древний слон (Paleobxodon antiquus germanicus) и носорог (Dicerorhinus kirchbergensis). В самое последнее время древний слон определен Л. И. Алексеевой из микулинских отложений Воронежской области.

Важный компонент, помогающий реконструировать физико - географические условия, - мезинская (прилукская) почвенная свита, широко распространенная на юге Русской равнины. Почвы этого времени есть и в Сибири, но здесь они изучены хуже. Погребенные же почвы Русской равнины изучаются с давних пор (К. Д. Глинка, В. Д. Ласкарев, В. И. Крокос, А. И. Москвитин, И. П. Герасимов и др. ). Для южных районов Русской равнины М. Ф. Веклич и Н. А. Сиренко выделяют почвенную свиту (до 2 - 5 почв), формировавшуюся в разные фазы межледниковья. Особенно примечательны почвы климатического оптимума - свидетели более теплого и влажного климата. Широкое распространение имели серые оподзоленные почвы и оподзоленный чернозем, а также распространенные южнее их бурые лесные почвы, указывающие на более широкое, чем ныне, распространение лесных массивов. Еще южнее простирались черноземные почвы. М. Ф. Веклич и Н. А. Сиренко считают, что север лесостепной зоны был занят лесами, а лесостепи далеко проникали в степную зону. А. А. Величко и Т. Д. Морозова полагают, что в современной лесной зоне (бассейн Десны) в микулинское межледниковье формировались своеобразные псевдоподзолистые, палево - глеевые и псевдо - глеевые почвы. Ныне подобные почвы характерны для Западной Европы.

Особенно многочисленные материалы о климате и ландшафтах микулинского межледниковья дают палинологические и карпологические данные. Наиболее важны материалы по озерным и озерноболотным отложениям, чаще всего представленным глинами, гиттиями, торфяниками. Именно они содержат спорово-пыльцевые спектры, наиболее правильно отражающие растительность того времени. Аккумуляция отложений разрезов происходила на протяжении всего межледниковья, а иногда даже и в какие - то отрезки времени, предшествующие оледенению или следующие за ним. Количество разрезов микулинского межледниковья, обильным палеоботаническим материалом исчисляется сотнями.

Для Русской равнины уже в конце 20 - начале 30 - х гг. стало очевидным, что климатический оптимум характеризовался более теплым и более влажным климатом. В микулинских озерных отложениях находили остатки растений, которые ныне произрастают в более теплом и влажном климате. Позже было обнаружено много новых разрезов, изученных спорово-пыльцевым и палеокарпологическим методами. Анализ подтвердил, что флора была теплолюбива, и выявил основные этапы развития растительности. Главная заслуга в изучении и обобщении палеоботанических материалов по Русской равнине принадлежит В. П. Гричуку, выделившему восемь зон, соответствующих всему межледниковью.

Начальные и конечные фазы межледниковья характеризовались господством еловых, сосновых и березовых, лесов без широколиственных пород. По мере приближения к климатическому оптимуму появляются широколиственные породы. Наибольшую роль они играли в фазу климатического оптимума, когда суммарное количество их пыльцы во многих разрезах составляет 70 - 80%. По самым типичным и полным разрезам (в том числе и по стратотипическому в районе деревни Микулино (Смоленская обл. ) для оптимума намечается определенная последовательность в порядке кульминации (максимальном содержании) пыльцы ряда древесных пород. В. П. Гричук фазу климатического оптимума подразделяет на три зоны (снизу вверх): зону дуба и вяза, зону липы и зону граба. Они хорошо выражены на диаграмме (рис. 21), отражающей смену типов спектров в течение всего межледниковья и части последующей ранневалдайской (калининской) эпохи.

Спорово-пыльцевая диаграмма разреза у с. Микулино Спорово-пыльцевая диаграмма разреза у с. Микулино

Рис. 21.

Тис ягодный, Сальвиния плавающая, Падуб остролистый, Альдрованда пузырчатая

Тис ягодный, Сальвиния плавающая, Падуб остролистый, Альдрованда пузырчатая

По макрорастительным остаткам в отложениях климатического оптимума определена богатая флора с большим числом теплолюбивых экзотов. Часть из них ныне не произрастает на Русской равнине. Самые примечательные водные растения: сальвиния плавающая, бразения, альдрованда пузырчатая, водяной орех, болотный папоротник, а представители наземной флоры - граб, крупнолистная липа и другие. Они встречаются до Костромской области. Чтобы подчеркнуть теплолюбивый характер этой флоры, укажем современные области произрастания некоторых из них. Сальвиния плавающая и бразения в Европе ныне не произрастают. На территории СССР они известны только в Уссурийском крае. Альдрованда пузырчатая (росянка) ныне встречается в Западной Европе и южных и юго - западных районах Русской равнины. Водяной орех на Русской равнине встречается лишь на юге и в ряде западных районов и только как реликт. Болотный папоротник в современной флоре СССР вообще отсутствует. Однако флора микулинского оптимума не была, как может показаться, экзотической - основное ее ядро составляли растения, произрастающие здесь и ныне (сосна, ель, береза, ольха, дуб, липа). Причем вместе с ними иногда встречаются кустарниковая береза, плаунок плауновидный и некоторые другие растения, широко распространенные в более северных (в том числе и арктических) областях.

Фаза климатического оптимума микулинского межледниковья характеризовалась облесенностью, возможно самой большой за весь плейстоцен. Тундровой зоны на Русской равнине не было. До побережья бореального моря простирались леса, в составе которых, возможно, были некоторые широколиственные породы (вяз, дуб, липа). Они распространялись на 500 - 650 км севернее, чем ныне. На юг леса проникали тоже дальше, чем ныне. В. П. Гричук считает, что современная лесостепная и часть степной зоны в климатический оптимум были заняты лесами, а южнее простирались лесостепи. Открытые пространства были заняты луговыми степями. Допускается даже возможность соединения на какое - то время лесов, спускавшихся с Северного Кавказа, с лесами Русской равнины. В. П. Гричук (1973) считает, что в центральной части Русской равнины среднегодовые температуры были на 4 - 6° выше современных (главным образом за счет повышения зимних температур). Среднеянварская температура была выше современной на 9 - 10°, а июля - всего лишь на 2°. Количество осадков было больше на 100 мм. Все это указывает на меньшую континентальность климата. Одной из главных причин этого было проникновение теплых атлантических вод в глубь континента и значительное продвижение их на восток.

В Сибири микулинское межледниковье также теплая и наименее континентальная эпоха плейстоцена. И здесь оно представлено морскими и континентальными отложениями. Воды казанцевского моря вдавались далеко в современную сушу и были, судя по фауне моллюсков и фораминифер, теплее вод современного Карского моря. Южнобореальные и даже бореально-лузитанские формы (Cardium edule) проникали до Средне - Сибирского плоскогорья, т. е. на 1500 - 2000км восточнее, чем ныне.

Палеоботанические данные, как и для Европы, указывают на широкое распространение лесных (особенно темнохвойных) ландшафтов. Значительную роль в них играли ель, пихта, кедр, проникавшие на север дальше, чем ныне (вплоть до низовьев Оби и Енисея). В центральных районах (например, на Иртыше) в небольшом количестве встречается пыльца липы и вяза. Одними она считается переотложенной, другими - залегающей in situ. В. П. Никитин, изучая макрорастительные остатки, также делает вывод о более благоприятном климате фазы максимального потепления. Некоторые растения произрастали на 3 - 4° севернее, чем ныне.

Обширные пространства Средне - Сибирского плоскогорья были заняты кедрово - сосновыми и лиственничными лесами. Бассейн Ангары - темнохвойной тайгой. Бассейны Амура, Витима, верхнего Алдана характеризовались горными, в основном лиственничными, лесами. На среднем и нижнем Амуре произрастали хвойношироколиственные леса. Тундровые ландшафты были "прижаты" к довольно узкой полосе вдоль побережья арктических морей.

Расчленение валдайского надгоризонта (по различным авторам)

Рис. 22. Расчленение валдайского надгоризонта (по различным авторам)

Как видно, особенно заметные улучшения климата были на европейской части СССР. При движении на восток климат, хотя и был теплее современного, но различия эти оказывались не так велики и как бы "затухали". В этом ясно видна тенденция, типичная и для современного климата: по мере удаления от теплой Атлантики климат становится континентальнее и как бы стабильнее, отчего и ландшафты здесь более устойчивы.

РАННЕВАЛДАЙСКАЯ (КАЛИНИНСКАЯ) ЭПОХА

Долгое время валдайское оледенение Русской равнины считалось единым (А. П. Павлов, Г. Ф. Мирчик, К. К. Марков, Н. Н. Соколов и др. ). Позже А. И. Москвитин и С. А. Яковлев расчленили его на три самостоятельные эпохи, выделив теплую эпоху, разделяющую две холодные (ледниковые) эпохи. Затем С. А. Яковлев (1956) выделил еще одно межледниковье и ледниковье. Однако его представления не получили широкого признания. В последние годы большинством исследователей признается два самостоятельных оледенения и разделяющее их межледниковье, но многими (А. А. Асеев, А. А. Величко, Н. С. Чеботарева и др. ) отстаиваются взгляды о единой валдайской ледниковой эпохе (рис. 22).

Большинство исследователей признают трехчленное деление отложений валдайского надгоризонта, т. е. выделяются нижне-, средне- и верхневалдайские горизонты. В общем они соответствуют калининскому, молого-шекснинскому и осташковскому горизонтам А. И. Москвитина.

Нам кажется, что в послемикулинское время было два самостоятельных оледенения, разделенных межледниковьем. В литературе им предлагаются различные названия. Самым правильным, учитывая к тому же правило приоритета, было бы оставить за ними названия, предложенные А. И. Москвитиным: для ранневалдайско - го времени - калининское, для средневалдайского - молого-шекснинское, для поздневалдайского - осташковское.

На территории Сибири с давних пор (Сакс, 1948) выделяются тоже два крупных ледниковых этапа (зырянский и сартанский) и разделяющий их межстадиальный (межледниковый) каргинский этап. В северо-восточных районах Сибири зырянское и сартанское оледенения были горно - долинными. Палеогеографический ранг каргинской эпохи (межледниковье - межстадиал) до сих пор не ясен. Большинством он признается или теплым межстадиалом, или прохладным межледниковьем.

Радиальный профиль валдайского ледникового щит (по А. А. Асееву)

Рис. 23. Радиальный профиль валдайского ледникового щит (по А. А. Асееву) Поверхность:

1 - ледникового щита;

2 - периферического покрова, гипотетическая; зоны:

3 - слабой эрозии;

4 - преобладания эрозии;

4а - значительной;

4б - значительной, но неравномерной;

5 - преобладания акку м уляции;

6 - приледниковая;

7 - четвертичные отложения (соотношения масштабов 1:100)

Важное подспорье в выяснении истории валдайского этапа - геоморфологические данные. Они позволяют реконструировать динамику ледникового покрова (особенно для поздневалдайского оледенения). Несмотря на небольшие размеры валдайских ледников, мощности их были достаточно велики. Так, в ледниковом центре (север Ботнического залива) предполагаются мощности до 3 км. Даже в районе Ленинграда они определяются в 1 - 1, 2 км (рис. 23). Ледник производил большую работу. Об этом свидетельствуют ледниковые отторженцы, большие (до 100 м и более) мощности ледниковых отложений. Однако в краевой зоне они обычно невелики (1 - 5 и лишь иногда 10 - 15 м).

К рассматриваемому времени относится широко распространенный горизонт лесса, названный еще В. И. Крокосом (1934) удайским. До недавнего времени с калининским оледенением украинские исследователи сопоставляли только удайский лесс. Сейчас к этой эпохе они относят также витачевскую почву и перекрывающий ее бугский лесс. В таком случае возрастным аналогом верхневолжского межстадиала, вероятнее всего, будет витачевская эпоха. На юге Русской равнины в это время формировались почвы, свидетельствующие об очень благоприятных условиях.

Особенности природы калининского оледенения реконструируются по внеледниковым районам. К этому времени относят курголовские и верхневолжские слои. Граница ледника в курголовскую стадию ориентировочно проводится в районе Финского залива. Южнее в это время формировались разнообразные отложения (в том числе и лессы), для которых указываются весьма "холодные" спорово-пыльцевые спектры. На диаграмме разреза Микулино (рис. 21, зона VI) пыльцы кустарниковой березы более 50%. Однако здесь, как и в верхневолжских межстадиальных слоях, встречается пыльца широколиственных пород (в том числе и граба), но она, вероятно, переотложена. Для верхневолжского межстадиала (зона V2, б, с) отмечается уменьшение пыльцы холодолюбивых растений и увеличение содержания пыльцы древесных пород и спор. Заметно возрастает количество пыльцы ели (до 30%); встречаются споры плауна булавовидного, также типичного представителя таежных ландшафтов. В. П. Гричук считает, что в это время здесь существовала северная тайга, сменившаяся позже (зона V3) зоной кустарниковой березы, отвечающей уже фазе максимального продвижения льдов. Во время же верхневолжского межстадиала граница ледника предполагается на юге Финляндии.

На юге Русской равнины палинологические данные позволяют реконструировать растительность своеобразных степных и лесостепных ландшафтов. В. П. Гричук (1972), базируясь на изучении разреза у села Гуньки (бассейн Днепра), отмечает небольшое количество пыльцы ели, сосны, березы, ольхи. Преобладает пыльца травянистых растений, среди которых указываются мезофиты и ксерофиты. Причем количество холодостойких и сухолюбивых травянистых больше в верхней части нижневалдайского лесса. Это объясняется тем, что в это время условия оставались холодными, но стали более засушливыми. Поэтому ландшафты березовой лесостепи первой половины ранневалдайского оледенения во вторую его половину сменились разнотравными степями. Лесная растительность тяготела к долинам рек и балкам. Однако подобные реконструкции базируются еще на небольшом фактическом материале: из лессов не удавалось извлечь достаточное количество пыльцы и спор.

В последние годы к начальным фазам нижневалдайского оледенения стали относить верхнюю черноземную почву мезинского комплекса (Величко, Морозова и др. ). Однако такая ее датировка условна и противоречива. Верхневолжское время было холодным и характеризовалось смещением северо - таежньгх ландшафтов к югу. В связи с этим необъяснимо столь значительное продвижение к северу степного типа почвообразования. На наш взгляд, черноземный тип почвообразования в лесной зоне должен свидетельствовать о значительном увеличении континентальности климата и высоких летних температурах. Палеоботанические данные, которые "улавливали" бы этот своеобразный этап черноземного почвообразования, до сих пор отсутствует. В литературе на это несоответствие не обращается внимание. Мы исключаем черноземное почвообразование в эпоху нижневалдайского (калининского) оледенения в столь северных районах. Вероятнее, эта почва еще микулинская.

С увеличением похолодания и роста ледникового покрова деградация лесной растительности происходила и в Сибири. По имеющимся реконструкциям в первую половину зырянского оледенения особенно широко распространялись лесотундры, доходившие до широты Омска и Новосибирска. Южнее их сменяли перигляци - альные степи. Во вторую половину ледниковья (фазы максимального разрастания льдов и их деградации) наиболее широко распространились тундростепи, сменявшиеся южнее линии Тюмень - Колпашево - устье Ангары перигляциальными степями, простиравшимися до самого Якутска. Свободные ото льдов районы Западной и Восточной Сибири были заняты перигляциальными тундрами. Лесные ландшафты широко распространились, вероятно, лишь на юге Дальнего Востока.

Конечно, в условиях таких ландшафтов и сурового климата широко распространилась многолетняя мерзлота, особенно в Азиатской части СССР. А. А. Величко, В. В. Бердниковым, А. И. Москвитиным и др. южная граница многолетней мерзлоты даже на Русской равнине проводится примерно по 49 - 50° с. ш. Считается также, что значительная часть Западной Европы (даже ее приатлантические районы, такие, как север Франции, вся Центральная Европа до Альп) была тоже скована многолетней мерзлотой. Ее южная граница проводится здесь на 300 - 500 км южнее, чем в Восточной Европе (Величко, Бердников, 1973).

В горах юга СССР в это время было крупное оледенение, но в основном горно - долинное. Лишь местами существовали ледниковые купола и ледники подножий. Среди исследователей гор юга СССР нет единства мнений в вопросе о количестве оледенений в верхнем плейстоцене. Большинством признается одно оледенение. Некоторые исследователи (особенно для Кавказа) верхнеплейстоценовое оледенение признают самым большим за весь плейстоцен. По горам юга Сибири разных мнений нет: максимальным признается среднеплейстоценовое оледенение, а минимальным - оледенение конца верхнего плейстоцена, аналога сартанского оледенения гор северных районов Сибири. В связи с этим калининскому (ранневалдайскому, зырянскому) оледенению равнин соответствует раннее верхнеплейстоценовое оледенение во всех горных системах юга СССР. В большинстве случаев здесь оно было также максимальным.

Главнейшие млекопитающие верхнепалеолитического фаунистического комплекса

Таблица 5. Главнейшие млекопитающие верхнепалеолитического фаунистического комплекса

Лучше всего следы верхнеплейстоценового оледенения изучены на Кавказе. Ледники здесь спускались намного ниже, чем ныне, и были даже в тех районах, где сейчас нет постоянного снежного покрова. Д. В. Церетели и Г. М. Майсурадзе (1976) конечные морены первой стадии (оледенения), соответствующие, вероятнее всего, ранневалдайской эпохе, в центральных и западных районах Большого Кавказа указывают на высотах в 700 - 1100 м. Восточнее они отмечаются уже на высотах до 2000 - 2700 м (в верховьях Алазани). Восточные же районы Кавказа вообще не имели ледников. Оледенение и общее похолодание вызвало заметное снижение границ ландшафтных поясов и, конечно, влияло на особенности расселения и обитания палеоантропов. Как будет показано ниже, стоянки раннего мустье в горных районах Большого Кавказа отсутствуют, хотя в предгорьях и на низменностях они многочисленны. Пока очень скромные палеоботанические материалы по мустьерским слоям Причерноморской зоны Кавказа свидетельствуют о холодном климате (спорово-пыльцевые анализы Кепшинской пещеры). Рельеф и высоты гор Средней Азии в позднем плейстоцене были примерно теми же, что и в наше время - Однако отдельные районы испытывали значительные тектонические поднятия. Это вместе с похолоданием благоприятствовало оледенению. Его площадь, например, на Тянь - Шане была в семь раз больше современной, а снеговая линия располагалась в среднем на 500 м ниже, чем ныне (т. е. снижение ее было значительно меньше, чем на Кавказе). Слаборасчлененные высокоподнятые сыртовые поверхности были перекрыты ледниками покровного типа. Долины крупных рек служили ложем мощным ледникам. Самые крупные из них, выходя на пологие участки, растекались и образовывали обширные поля предгорных ледников. Особенно широко были представлены горно - долинные ледники, оставившие после себя конечно - моренные гряды. Выделяют до трех стадий этого оледенения. Ледники были в три - пять раз длиннее современных. На Восточном Памире следы оледенения встречаются не везде (отражение резкой континентальности). Несмотря на большие размеры, верхнеплейстоценовое оледенение гор Средней Азии было меньше среднеплейстоценового. Главная причина этого - большая влажность климата среднего плейстоцена. Максимальное развитие верхнеплейстоценового оледенения большинство исследователей относит ко времени древнее 30 - 45 тысяч лет назад (Никонов, Пахомов, 1976).

Распространение песца

Рис. 24. Распространение песца (по К. К. Флерову и др. )

1 - в плейстоцене;

2 - современное;

3 - случаи далеких заходов на юг

Фауна млекопитающих ранневалдайского времени известна главным образом по материалам мустьерских стоянок. В ее составе широко были представлены животные тундровой, лесной, степной ландшафтных зон (табл. 5). Как и для более раннего времени, характернейшими представителями были мамонт и шерстистый носорог (рис. 19). Их остатки встречаются в большинстве стоянок, свидетельствуя о том, что эти животные играли большую роль в жизни палеоантропов. Характернейшим животным был и пещерный медведь. В ряде стоянок его костные остатки относятся ко многим десяткам и даже сотням особей. Пещерный медведь, мамонт, шерстистый носорог, пещерная гиена, тигролев вымерли в конце плейстоцена - начале голоцена. Самой обычной охотничьей добычей палеоантропов был северный олень (рис. 20). Его находки в мустьерских стоянках известны на территории СССР вплоть до Северного Кавказа, Крыма и бассейна Днестра. За пределами СССР он известен до самой Франции и даже Испании. Из этого следует, что северный олень достиг наибольшего распространения еще в мустьерское, а не в верхнепалеолитическое время, как нередко указывается. Вместе с северным оленем находят иногда и остатки песца (рис. 24). В Крыму, например, песец известен в культурном слое стоянки Киик-Коба. На ряде стоянок поражает обилие костных остатков лошадей, ослов, бизонов, сайгаков (рис. 25). Обилие их костных остатков в культурных слоях с несомненностью свидетельствует о том, что они были главными промысловыми животными. Изредка встречаются остатки овцебыка (рис. 26), ряда мелких млекопитающих.

Песец

Песец

Распространение на территории СССР

Рис. 25. Распространение на территории СССР

кабана (1),

сайги (2),

росомахи (3),

копытного и обского леммингов (4) (по разным авторам)

Лемминг

Лемминг

Сайга

Сайга

Несмотря на довольно хорошую изученность фауны млекопитающих второй половины верхнего плейстоцена, до сих нор не выявлено различий ее видового состава, которые отражали бы изменения климата ранне -, средне - и поздневалдайского времени. Однако растительность за это время претерпела значительные изменения. Причины этого заключаются в том, что животные несравненно меньше растений привязаны к субстрату и способны к миграциям (сезонным и многолетним). Естественно, что фауна в меньшей степени реагировала на климатические перестройки. Немаловажно также и то, что основное количество мустьерских стоянок находится в сравнительно южных районах, облик ландшафтов которых оставался более или менее постоянным (наличие открытых (степных и тундровых) и закрытых (лесных) участков). Изменения же ареалов тех или иных животных, вызываемые потеплениями или похолоданиями, конечно, были, но мы их еще не улавливаем.

Распространение большерогого оленя и овцебыка (по К. К. Флерову и др. )

Рис. 26. Распространение большерогого оленя и овцебыка (по К. К. Флерову и др. )

1 - распространение оленя

2 - в плейстоцене,

3 - в XIX в.,

Распространение овцебыка

4 - современное,

5 - места акклиматизации

Овцебык

Овцебык

НАЗАД  ОГЛАВЛЕНИЕ  ВПЕРЕД


См. также:
Древние люди (палеоантропы) (В. М. Харитонов. В. П. Якимов)

 
© Sable soft. 2003-2017 г.г.
E-mail E-mail На центральную страницу. Контакты.